Смена элит и запрос на новый образ жизни вместе с распространением политического ислама — топливо для новых протестов в регионе Средней Азии, уверен эксперт.