Credit Suisse

В ходе объявленной после 11 сентября «Войны с терроризмом» международные силы опирались на боссов разведки из стран, чьи власти обвинялись в коррупции и пытках. Целый ряд этих высокопоставленных разведчиков и их родственники держали крупные суммы на счетах в Credit Suisse.

В шпионском боевике 2008 года «Совокупность лжи» персонаж по имени Хани Салаам помогал агентам ЦРУ (их играли Рассел Кроу и Леонардо Ди Каприо) ловить террористов. Любители кино, скорее всего, не знали, что прообразом Салаама был реальный человек — мастер спецопераций из Иордании Саад Кхеир.

С 2000 по 2005 год Кхеир руководил Главным управлением разведки (ГРУ) Иордании и был одним из ключевых союзников США в американской «Войне с террором». Однако кинообраз харизматичного союзника Америки плохо вяжется с реальными делами Кхеира.

По некоторым сведениям, он занимался контрабандой нефти, а также курировал передачу из Иордании в США подозреваемых в обход принятых процедур экстрадиции. Его силовое ведомство обвиняют в пытках и внесудебных приговорах.

В 2003 году Кхеир открыл личный счет в банке Credit Suisse. За следующие семь лет количество денег на его счету росло и на пике достигло 28,3 миллиона швейцарских франков (21,5 миллиона долларов). В 2009 году, через несколько месяцев после его смерти, счет закрыли.

Кхеир был не единственным представителем разведки, кто прятал в Credit Suisse огромные суммы. Как выяснили журналисты, 15 сотрудников разведслужб из разных стран вместе с родственниками также были клиентами швейцарского банка.

Информация об этом всплыла благодаря масштабной утечке из Credit Suisse, содержащей клиентские данные начиная с 1940-х годов и примерно до середины прошлого десятилетия. Об этом говорится в расследовании OCCRP, Daraj, Süddeutsche Zeitung и NDR.

О проекте «Секреты Credit Suisse»

«Секреты Credit Suisse» — трансграничный журналистский расследовательский проект, основанный на утечке данных о банковских счетах крупнейшего швейцарского банка Credit Suisse.

Анонимный источник передал эти сведения немецкой газете Süddeutsche Zeitung, которая поделилась ими с OCCRP и еще 46 партнерскими медиа в разных странах. Журналисты на пяти континентах изучили банковские файлы, поговорили с инсайдерами, контролерами, сотрудниками следственных органов и проверили полученные данные с помощью судебных материалов и финансовых отчетов. Утечки содержат информацию о более чем 18 тысячах счетов, открытых с 1940-х и примерно до середины 2010-х годов. В общей сложности на этих счетах побывало более ста миллиардов долларов.

«Я уверен, что законы Швейцарии о банковской секретности аморальны, — говорится в заявлении, сопровождавшем утечку. — Обязательство хранить конфиденциальность — лишь прикрытие для швейцарских банков в их постыдном пособничестве уклонению от уплаты налогов.

Сложившаяся система порождает коррупцию и лишает развивающиеся страны столь нужных налогов».

Так как попавшие к журналистам данные из Credit Suisse далеко не полные, интерпретировать их нужно с учетом нескольких важных нюансов. Читайте подробнее о проекте, источнике данных и основных выводах.

***

Большинство из этих 15 человек занимали важные посты в разведках своих стран. В утечке были сведения еще о нескольких офицерах спецслужб, но OCCRP предпочел не сообщать о них, так как не смог точно установить их личность.

Помимо Кхеира в утечке фигурируют еще три шефа разведки, карьеры которых были примечательно похожи: египтянин Омар Сулейман, пакистанский генерал Ахтар Абдур Рахман и представитель Йемена Халебе аль-Камыш.

Как и Кхеир, эти трое руководили в своих странах разведслужбами, где распоряжались внушительного объема «черными кассами», неподконтрольными парламенту или исполнительной власти. У этих начальников разведки, как и у их родственников, были в Credit Suisse персональные счета с крупными суммами. При этом ни у кого из них не было личного источника дохода, который бы объяснил наличие таких капиталов.

Каждый из четверых в свое время имел отношение к военным операциям США на Ближнем Востоке и в Афганистане: поддержке афганских моджахедов агентами ЦРУ в конце 70-х годов; операции «Буря в пустыне» в начале 90-х; так называемым «бесконечным войнам» США в Афганистане и Ираке после 2001 года.

Трое из них — Камыш, Сулейман и Кхеир — возглавляли спецслужбы, известные применением пыток. Как минимум восемь членов их семей также открыли счета в Credit Suisse.

Так как эти силовики представляли собой «политически значимых лиц» (PEP — politically exposed persons), их счета подлежали особому контролю со стороны Credit Suisse и должны были вызвать у банка серьезные вопросы. По словам швейцарского эксперта по финансово-юридическому контролю Моники Рот, сотрудников спецслужб банки считают высокорискованными клиентами.

«Я бы не согласилась, чтобы они были моими клиентами — это слишком рискованно», — сказала Рот, добавив, что начальники в разведслужбах — зачастую «люди с огромной властью, сомнительными связями и непонятными источниками финансов».

Один из бывших топ-менеджеров Credit Suisse сказал в беседе с OCCRP: «Если счет просит открыть начальник разведки, такой как Саад Кхеир, то для банка это уже сродни “стоп-сигналу”, и многие банки в Швейцарии отказали бы ему, а в Credit Suisse дали добро».

Неясно, проводил ли Credit Suisse хоть какую-то проверку в отношении этих клиентов-силовиков. В банке отказались дать комментарий по поводу конкретных лиц, сославшись на законы Швейцарии, которые запрещают банкам раскрывать имена клиентов и сведения о них. Со слов представителей Credit Suisse, их банк «ведет бизнес в полном соответствии с международными и местными законами и предписаниями» и усовершенствовал «систему управления рисками и контрольные механизмы».

Афганские моджахеды, середина 80-х годов

Фото: Russian Look Ltd. / Alamy Stock Photo

Ахтар Абдур Рахман и теневые финансовые потоки

Задолго до того, как Кхеир завел счет в Credit Suisse, свои связи с банком тайно наладили силовики, помогавшие Штатам вести чужими руками войну против СССР в Афганистане.

С конца 70-х США поддерживали семь разных группировок исламистов-моджахедов, которые сражались там с советским контингентом. Саудовская Аравия вплоть до каждого доллара «дублировала» финансовую помощь от США джихадистам и нередко переводила деньги на банковский счет ЦРУ в Швейцарии. Конечным получателем денежных траншей была Межведомственная разведка Пакистана (ISI), которую возглавлял генерал Рахман.

К середине 80-х годов Ахтар Рахман научился надежно переправлять деньги ЦРУ афганским моджахедам. Примерно в это время Credit Suisse открыл счета на имя трех его сыновей. Коллега Ахтара по ISI Мохаммад Юсаф позже написал книгу о том времени, в которой, в частности, сообщил: «Деньги [от США и Саудовской Аравии], общим объемом несколько сот миллионов долларов в год, объединяли, и ЦРУ отправляло их на специальные счета в Пакистане, подконтрольные ISI».

Афганский моджахед, 1984 год.

Фото: Alamy

Юсаф и Стив Колл — авторы, заслужившие в 2005 году «Пулитцеровскую премию» за книгу «Призрачные войны», — утверждают, что именно Ахтар решал, как распоряжаться деньгами дальше. Доверяя ему, США выделяли миллионы долларов на обучение моджахедов навыкам обращения с современным оружием. К 1984 году бюджет ЦРУ только на Афганистан составлял около 200 миллионов долларов.

Серьезного контроля за расходами не было, и действия Ахтара в той ситуации уже давно вызывают вопросы.

Источник в разведке одной из стран Южной Азии, знакомый с операциями в Афганистане, сказал OCCRP: «В то время было несложно открыть в Швейцарии любого рода банковский счет, чтобы переводить туда “официально” полученные средства».

«Ахтар делал это с целью наполнить собственные карманы, — уверен источник. — Массу денег, выделенных на афганскую войну, удалось тайно вывести на его банковские счета».

Один из двух счетов семьи Ахтара в Credit Suisse, которым совместно владели его сыновья Акбар, Гази и Гарун, открыли 1 июля 1985 года, когда им было от 20 до 30 лет. В том же году президент США Рональд Рейган не раз выражал беспокойство судьбой выделенных моджахедам денег. К 2003 году на этом счету было не меньше пяти миллионов швейцарских франков (3,7 миллиона долларов). На втором «семейном счету», открытом в январе 1986 года на имя одного Акбара, к ноябрю 2010-го находилось более девяти миллионов франков (9,2 миллиона долларов).

Ахтар Рахман погиб в 1988 году в авиакатастрофе, которая также унесла жизнь его шефа — военного диктатора Пакистана Зия-уль-Хака.

Акбар и Гарун не ответили на просьбы о комментарии. В сообщении для OCCRP Гази Хан заявил, что данные журналистов о швейцарских счетах его семьи «неверны» и уже были «опровергнуты», однако никаких пояснений не дал.

Галеб аль-Камыш: «черный ящик»

В то время как ЦРУ и Ахтар поддерживали партизанскую войну в Афганистане, в Йемене стало расти влияние Галеба аль-Камыша.

К 1980 году Камыш возглавил Управление политической безопасности Йемена (PSO), которое занималось внутренней разведкой. Как и Ахтар в Пакистане, Камыш вербовал бойцов, готовых воевать с советскими войсками в Афганистане.

Десятки лет Камыш был сверхвлиятельной фигурой в силовых структурах Йемена и одним из главных исполнителей приказов авторитарного президента Али Абдаллы Салеха, правившего страной с 1978 по 2012 год. Когда в 2000 году Аль-Каида устроила атаку на американский эсминец «Коул» в порту йеменского Адена, Салех поручил Камышу помочь ЦРУ в розыске подозреваемых (Камыш поначалу воспринимал эту идею без энтузиазма).

По отзывам трех оперативников, которые работали в PSO при Камыше, в Йемене среди всех силовиков его боялись больше всего, называя «черным ящиком» Салеха. Эти источники (все трое просили не называть их имени, опасаясь мести) рассказали OCCRP, что у Камыша был «официальный бюджет на миллионы долларов», который он использовал исключительно по своему усмотрению.

Когда Камыш уже был главным человеком в спецслужбах Йемена и помогал американцам в начале 2000-х выявлять ячейки террористов, его миллионы неизвестного происхождения уже хранились в банке Credit Suisse.

Его счет появился в 1999 году — за год до атаки на «Коул» — а к 2006 году на нем уже скопилось почти пять миллионов швейцарских франков (3,7 миллиона долларов). В том же 2006-м некоторым подозреваемым в организации взрыва «Коула» удалось сбежать из йеменской тюрьмы. При этом зарплата Камыша вместе с бонусами и премиями, вероятно, составляла от четырех до пяти тысяч долларов в месяц, если верить бывшим сотрудникам разведки и официальной тарифной сетке для госслужащих Йемена.

Камыша обвиняли в различных злоупотреблениях, включая участие в программе США по внесудебной экстрадиции, по которой ЦРУ щедро платило чиновникам и прочим помощникам в странах-союзниках. Судя по официальным документам, внушительные суммы уходили странам, разместившим у себя тайные тюрьмы ЦРУ, и тем, кто допрашивал и пытал пленников.

Рут Блейкли из инициативы Rendition Project, в рамках которой группа ученых и профессоров Британских вузов расследует детали программы ЦРУ, считает, что важно не оставлять без внимания любые новые данные о том, что связанные с пытками чины разведки скрывали капиталы.

«Если есть доказательства, что высокопоставленные чины разведки обогащались за счет участия в программе ЦРУ по внесудебной выдаче, задержанию и допросам подозреваемых, то это требует тщательной проверки», — сказала она.

Даже если у Credit Suisse были сомнения насчет источника капиталов Камыша, банк не отказался его обслуживать. Счета Камыша продолжали действовать еще долго, несмотря на его участие в программе внесудебной экстрадиции и репрессии против политических оппонентов йеменских властей.

«Опираясь на PSO, [Камыш] занимался арестами всех тех, кого считали противниками режима Салеха», — рассказал один из старших сотрудников управления, а его коллега добавил: «Никто не знал, как расходовались деньги PSO».

Отношения Камыша с Салехом дали трещину, когда президент начал готовить своего сына на роль преемника. Среди прочего, Салех создал новую службу внутренней разведки — Национальное бюро безопасности (National Security Bureau), руководить которым поставил племянника. Новая структура быстро стала более влиятельной, чем PSO. Постепенно президент ослаблял позиции Камыша.

Камыш забрал оставшуюся часть капиталов из Credit Suisse — примерно 3,8 миллиона швейцарских франков (4 миллиона долларов) — в январе 2011 года, как раз когда народ стал выходить на улицы Адена, предвосхищая начало «Арабской весны». Сменивший Салеха президент Абд-Раббу Мансур в 2014 году уволил Камыша с поста главы PSO. Впрочем, вскоре он получил должность посла, однако ни в какую страну его официально так и не направили.

Протестующие в Йемене скандируют лозунги в ходе демонстрации с требованием отставки президента Али Абдаллы Салеха, 2011 год

Фото: Alamy

Сейчас Камыш живет в Стамбуле. В последние годы он ушел в тень, но его сыновья, судя по всему, по-прежнему активно ведут бизнес в Йемене, Бахрейне, Бразилии и Турции. Камыш не ответил на многочисленные просьбы о комментарии.

Омар Сулейман: Египетский силовик, который держал всех в страхе

В одной из дипломатических депеш, которые в январе 2009 года утекли в Wikileaks, посол США в Египте Маргарет Скоби сообщила, что режим Хосни Мубарака использует главу разведки Омара Сулеймана в качестве карателя.

Она добавила, что Мубарак был «не тем, кто страдает бессонницей» из-за жестоких методов Сулеймана.

Похоже, в Credit Suisse тоже не сильно переживали по поводу репутации Сулеймана. Несмотря на тот факт, что он был лично связан с пытками людей, которые стали жертвами программы США по внесудебной экстрадиции, близкие родственники Сулеймана хранили в Credit Suisse большую часть средств.

В феврале 2003, когда США вынашивали план по вторжению в Ирак, семья Сулеймана обзавелась счетом в Credit Suisse. Вскоре на нем скопились миллионы.

Так же, как Ахтара, Кхеира и Камыша, Сулеймана считали доверенным союзником Соединенных Штатов Америки.

За несколько недель до того, как был открыт счет семьи Сулеймана, госсекретарь США Колин Пауэлл, выступая на заседании ООН, объяснил, почему режим президента Саддама Хуссейна в Ираке нужно срочно свергнуть. Когда Пауэлл говорил, что у него есть доказательства обучения членов Аль-Каиды обращению с химическим оружием в Ираке, он ссылался на ливийца Ибн Шейх Ал-Либи – жертву режима Сулеймана.

 

Ал-Либи схватили в Пакистане в 2001 году, в 2003-м ЦРУ перевезло его в Египет. Он во всем признается, сказали ему египтяне, потому что «на его месте побывали три тысячи человек» и они все это сделали. Позже он вспоминал, как его держали запертым в маленькой коробке, после чего он сказал египтянам «то, что они хотели услышать».

Сулейман обычно получал то, чего хотел.

Глава Египетской разведки Омар Сулейман с Президентом Израиля Шимоном Пересом в отеле в Тел-Авиве, ноябрь 2010

Фото: UPI / Alamy Stock Photo

Когда война в Ираке перешла от общих сражений к борьбе с повстанцами, семья Сулеймана стала еще богаче. К 2007 году, через четыре года после падения режима Саддама Хуссейна, на счету Сулеймана в Credit Suisse, которым владели его близкие родственники, было 63 млн швейцарских франков.

Члены семьи Сулеймана не ответили на запросы журналистов о комментариях.

Этот счет пережил диктаторский режим Мубарака, который пал в 2011 во время протестов, известных как «Арабская весна». После свержения Мубарака швейцарские власти заявили, что заморозили средства около дюжины человек, связанных с ним и его правительством. Но, похоже, семью Сулеймана это обошло стороной. Credit Suisse продолжил обслуживать их счета, несмотря на повсеместную озабоченность преступлениями Сулеймана.

Помимо надзора за пытками, он также участвовал в тайных финансовых операциях агентства.

Во время процесса Мубарака судья цитировал показания Сулеймана и других должностных лиц о том, что Хуссейн Салеме — египетский магнат и известный представитель службы разведки — владел различными компаниями в газовой и других отраслях в интересах спецслужб. На суде Сулейман признал, что служба разведки создавала подставные компании «по соображениям безопасности», часто используя для этого Салема.

Салем тоже был клиентом Credit Suisse. У него было несколько счетов, на одном из которых к 2003 году было 105 млн швейцарских франков (79,3 млн долларов). Его упомянули в судебном разбирательстве, когда следователи предположили, что этот счет использовали для транзакций, похожих на незаконные выплаты руководителям FlowTex, немецкой компании, которую обвиняли в крупном мошенничестве.

Определить точное происхождение этих средств невозможно. Но эксперты говорят, что истории Ахтара, Кхеира, Камыша, Сулеймана и их семей наталкивают на мысли о том, как главы спецслужб могли бы разбогатеть нелегальным путем.

«Не забывайте, что Мубарак хотел, чтобы его генералы и чиновники из разведки воровали деньги, — сказал бывший агент ЦРУ Роберт Баер, который служил на среднем востоке. — Потому что тому, кто не наживается на такой должности, нельзя доверять. Такие люди совершают государственные перевороты».

Хосни Мубарак.

Фото: АР

Саад Кхеир из Иордании

Иорданец Саад Кхеир был рожден для большого экрана. Дэвид Игнатиус из «Вашингтон Пост», автор романа, на основе которого сняли фильм «Совокупность лжи», описал его как «блестящего, но эмоционально травмированного».

Согласно отчету Amnesty International и Human Rights Watch, допросы, которые проводило Главное Разведывательное Управление (ГРУ) Кхеира, были в крайней степени незаконными.

Human Rights Watch сообщает, что ЦРУ использовало ГРУ для «содержания под стражей заключенных, которых ЦРУ хотело вывести из игры», так же, как поступала разведка Сулеймана в Египте.

Правозащитники задокументировали, что как минимум 14 заключенных из США, которых послали под стражу в Иорданию, подвергались пыткам с 2001 по 2003 годы.

Со ссылкой на показания потерпевшего Amnesty International сообщило, что ГРУ получило более 100 признаний под пытками, а затем отправило эти дела в Иорданский Суд Государственной Безопасности, который самых невезучих приговорил к смертной казни.

Старшие должностные лица ГРУ позже отрицали, что содержали под стражей заключенных для США, не говоря уже о применении каких-либо пыток. Про Кхеира также ходили слухи о том, что он вовлечен в торговлю нефтью, но никаких обвинений в его адрес никогда не выдвигали.

Согласно Wikileaks, премьер-министр Иордании Али Абу Рагхеб (2000-2003) поручил Кхеиру курировать нефтяные сделки с Саудовской Аравией, Кувейтом и Объединенными Арабскими Эмиратами.

«Кхеир вместе с тогдашним премьер-министром Абул Рагхебом институализировали коррупцию на высоком уровне, которая продолжается в Иордании по сей день», — сказал один иорданский политик OCCRP.

Однако эра Кхеира в конечном итоге подошла к концу. В мае 2005 король Абдулла снял его с позиции в ГРУ. Кхеир умер в роскошном отеле в Вене в декабре того же года.

Тремя годами ранее на банковском счету Кхеира было 28,3 млн швейцарских франков. Его брат Саид был наземным инженером двух частных самолетов короля Хуссейна, и у него тоже был свой счет в Credit Suisse. К 2011 году на нем было 13 млн швейцарских франков. В 2014 году счет закрыли.

Собственный счет был и у жены Кхеира Джаниш Фрайе. В 2010 году на нем было 6 млн швейцарских франков (5,9 млн долларов). Его тоже закрыли в 2014 году.

Саид Кхеир сказал OCCRP, что, учитывая должность, которую занимал его брат, «вас не должно удивлять, что он никогда не делился со мной информацией о своей работе в разведке». Он сказал, что ничего не знал о банковских счетах, открытых его братом в Credit Suisse, и сам он никогда не открывал никаких банковских счетов. Он сказал, что все его налогооблагаемые доходы «были задекларированы в налоговых органах Иордании». Саид добавил, что у него никогда не было совместных банковских счетов с братом и он никогда не получал от Саада никаких денег.

Фрайе назвала вопросы OCCRP о банковских счетах ее семьи в Credit Suisse «странными и возмутительными».

Она описала Кхеира как «честного человека, который боролся с терроризмом всю жизнь для того, чтобы такие люди, как я сама и ваша братия, могли жить в безопасности». Она сказала, что она — обычная домохозяйка, не открывала счет в Credit Suisse и «не имела понятия» ни о каких средствах, которые были на нем.

«Нечто очень ценное»

Credit Suisse предлагал сотрудникам спецслужб одну важную услугу, особенно ценную в эпоху нарастающей глобализации.

«Эти банки предлагают нечто очень важное для спецслужб — секретность, — сказал один из европейских разведчиков на условиях анонимности. — Эта конфиденциальность делает их услуги очень полезными для тайных операций».

Бывший глава немецких спецслужб на среднем востоке сказал OCCRP и партнерским организациям, что его не удивили имена высокопоставленных сотрудников спецслужбы из недемократичных стран среди клиентов швейцарского банка. Как предположил источник, такие счета могут служить страховкой на случай, если режим, которому служат эти агенты, будет свергнут или они сами попадут в немилость.

Такое же предположение высказал и бывший агент ЦРУ Баер.

«В арабском мире за время своей работы ты и твой клан должны наворовать сколько сможете и сделать заначку. Банковский счет в Швейцарии — самый безопасный метод для этого», — сказал Баер.

Попасть в немилость, кажется, одна из самый больших угроз в мире разведчиков. После падения режима Мубарака в 2011 Сулейман заявил о своем намерении участвовать в гонке за право править Египтом, но его кандидатура была дисквалифицирована. Он умер естественной смертью в медицинском центре Cleveland Clinic несколько месяцев спустя, в июле 2012.

Семья Сулеймана не ответила на запрос о комментарии.

У агентов спецслужб также есть технические проблемы, с которыми помогают швейцарские банки.

«Шпионские агентства и террористические организации иногда работают по одному принципу, — говорит Авнер Авраам, бывший офицер Моссада. — У них похожие проблемы. Они должны перевести деньги из точки А в точку Б, чтобы кому-то заплатить, и они не хотят, чтобы кто-либо узнал, кому они платят и как будет происходить трансфер или каков источник средств».

Эксперт по финансовым преступлениям из Великобритании Грэм Бэрроу сказал, что баснословные деньги на счетах Credit Suisse, которые связаны с сотрудниками спецслужб, должны были служить красными флагами для банка.

«Нет никаких причин, по которым сотрудник спецслужб не мог бы открыть банковский счет, но они должны объяснить, зачем они хотят открыть этот счет и для чего они собираются его использовать, — сказал он. — Затем счет должен быть использован для указанных целей».

«Любые несоответствия должны служить красными флагами для банка».

Другие шпионы

Эти четверо — только верхушка айсберга. Журналисты нашли почти 40 счетов в данных Credit Suisse, которые связаны с сотрудниками спецслужб почти из дюжины стран. Среди них:

Бывший капитан венесуэльской армии Карлос Луис Агилера Борхас, также известный как «невидимый», был телохранителем Уго Чавеса в 1990-х.

Возглавлявший спецслужбы Венесуэлы в течение двух лет в 2000-х Агилера печально прославился арестами оппозиционных политиков. Он ушел в отставку примерно в 2002, после того как не смог предотвратить попытку госпереворота, в результате которого президента почти свергли. После этого Агилера сконцентрировался на бизнесе и, как говорят, получил около 90 млн долларов от коррупционной сделки по капитальному строительству линии метро в Каракасе.

Агилера открыл один банковский счет в Credit Suisse в июне 2011 и за несколько месяцев на нем оказалось почти 7,8 млн швейцарских франков (8,6 млн долларов). Другой счет связан с юридическим лицом, которое он контролировал, и был открыт в июле 2011. Его баланс достигал почти 5 млн швейцарских франков.

Тем временем в Украине держателем счетов был бывший председатель службы безопасности, ныне бизнес-магнат Валерий Хорошковский. Его счета были одними из самых крупных, согласно полученным данным. На одном из его корпоративных счетов в сентябре 2006 года был 1 млрд швейцарских франков. В декабре 2006 он ушел с поста исполнительного директора российского металлургического гиганта «Евраз» и стал членом Совета национальной безопасности и обороны Украины. Банковский счет был активен еще два года после этого.

 

Хорошковский отрицает, что у него был счет «в упомянутом банке в указанный период», но не стал вдаваться в подробности. «Я считаю этот вопрос закрытым», — сказал он.

Другой счет принадлежит Ашрафу Марвану из Египта — силовику, чьи связи были такими же туманными, как финансы. Известно, что в то время, как Марван был советником по разведке у своего зятя, президента Гамеля Абдай Нассера, он сливал разведданные израильским спецслужбам во время войны Судного дня 1973 года. Но его семья и другие сторонники утверждают, что он давал Израилю недостоверную информацию. В Credit Suisse у Марвана был корпоративный аккаунт, который был открыт в 2000 году. К этому времени он оставил работу в спецслужбах и переехал в Великобританию, где приобрел долю в футбольном клубе «Челси». Семь лет спустя он умер при загадочных обстоятельствах — упал с балкона в Лондоне. Его жена Мона Нассер позже заявила прессе, что его смерть — это месть израильских спецслужб за предательство. Нассер не ответила на вопросы OCCRP.

У бывшего офицера немецкой полиции Юргена Чилинского был банковский счет, на котором на январь 2010 года было 218 млн швейцарских франков (206 млн долларов). Чилинский покинул Германию после развала коммунизма и поселился в Республике Конго. Там, как сообщается, он открыл бизнес по управлению отходами. Он оказался недоступен для комментариев.

В данных утечки также есть банковские счета людей, связанных со спецслужбами Узбекистана, которых ряд правозащитных организаций обвинял в пытках, похищениях и неправомерном задержании. В 2009 году бывший сотрудник спецслужб Икрам Якубов рассказал BBC Newsnight, что он был непосредственным свидетелем этих действий, и утверждал, что его заставили фабриковать доказательства против людей, которые, по его мнению, были невиновны.

Другие банковские счета были связаны с представителями разведки Ирака, Иордании, Черногории, Нигерии, Пакистана и Йемена. Первый из них был открыт в середине 1970-х.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.