Турция наряду с Китаем станут основными бенефициарами ухода многих западных компаний с российского рынка. Товарооборот России и Турции может вырасти в этом году почти в три раза, предполагают некоторые эксперты. Турецкие товары частично заместят продукцию из США и Европы. Турция способна увеличить поставки не только продукции легкой и обрабатывающей промышленности, но и бытовой техники и даже оборудования для горной добычи. Впрочем, некоторые эксперты допускают, что под давлением Запада Турция в перспективе может примкнуть к антироссийским санкциям. Об этом пишет «Независимая газета».

Во время телефонного разговора с Владимиром Путиным 6 марта, посвященного в основном украинской проблематике, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что не исключает возможность использования рубля во взаимной торговле. Он сказал, что Турция и Россия могут использовать доллар, евро, рубль, золото и юань в торговле, приводит фрагмент опубликованного телеканалом A Haber материала агентство РИА Новости. Акцентирован обоюдный настрой на продолжение взаимовыгодного российско-турецкого торгово-экономического сотрудничества. Сообщается также, что российский лидер, в свою очередь, даст указание об отправке 30 судов с подсолнечным маслом и пшеницей, которые находятся в Азовском море.

Турция не собирается вводить санкции против России, поскольку не хочет становиться стороной конфликта, заявлял накануне беседы глав государств официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын. «Мы не хотим, чтобы нас выдвинули на позицию стороны в этой войне. Мы, конечно, не хотим, чтобы наша экономика пострадала от этого», – приводит слова Калына телеканал NTV. Еще днем раньше глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Анкара не закроет воздушное пространство для российских самолетов. Он добавил, что Турция продолжит взаимодействие как с Москвой, так и с Киевом (на полях Анталийского форума в Турции, который пройдет с 11 по 13 марта, анонсирована встреча глав МИД РФ и Украины).

Тема использования национальных валют РФ и Турции во взаимной торговле – не новая, она начала прорабатываться до нынешних событий в Украине, сказал «НГ» научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Амур Гаджиев. «Эта мера позволила бы снизить давление доллара в торговле», – считает он.

Соглашение о расчетах в национальных валютах было подписано в октябре 2019 министром финансов Антоном Силуановым и его турецким коллегой. Стороны договаривались расширять расчеты в рублях и лирах, активизировать прием карт «Мир» турецкими банками и их подключение к российскому аналогу SWIFT.

«Договоренность о механизме использования рубля в расчетах с Турцией есть, на МВББ, например, котируется пара рубля с турецкой лирой, в Турции работает наша карточка «Мир», то есть россияне могут использовать свои рублевые счета там, хотя точек по приему таких карт пока мало. Вместе с тем реализовать на практике использование национальных валют во взаимной торговле помешала пандемия коронавируса», – сказал «НГ» генеральный директор Российско-турецкого делового совета Алексей Егармин.

Оборот торговли между Россией и Турцией в 2021 году составил 33 млрд долл., увеличившись на 57% по сравнению с 2020 годом, свидетельствуют данные Федеральной таможенной службы (ФТС) РФ. В том числе экспорт из РФ в Турцию составил 26,5 млрд, а импорт в Россию – 6,5 млрд (рост на 27,4%). Доля Турции в общем обороте внешней торговли РФ выросла за год с 3,7 до 4,2%.

До пандемии, в 2019 году, по данным ФТС, в структуре российского экспорта в Турцию основная доля приходится на минеральное топливо и продукты его перегонки (58,7%), металлы и изделия из них (25%). В импорте из Турции заметна доля машин, оборудования, транспортных средств (28,3%), продовольствия (31,3%), текстиля и обуви (18,1%).

В июле прошлого года на 17-м совместном заседании Смешанной межправительственной Российско-Турецкой комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству в Москве была подтверждена цель достижения объема ежегодного товарооборота между странами в 100 млрд долл.

Эта цель на фоне конфликта в Украине может быть достигнута уже в 2022 году, считает Егармин. «Турция – это второй после Китая наш торговый партнер, сотрудничество с которым далеко не исчерпывается туризмом и помидорами, – говорит Егармин. – Будет активно развиваться туризм, сейчас турецкие бизнесмены активно изучают возможности участия в развитии туристической индустрии в нашей стране. Идет активный процесс развития межрегионального сотрудничества, турки участвуют в индустрии строительства объектов инфраструктуры (дорог, мостов), в частности в Башкирии, они участвуют в легкой промышленности в Иванове. У Турции сильная промышленность, в том числе обрабатывающая, так что они смогут активно заместить значительную часть продукции ушедших европейских и американских брендов, например автозапчасти, оборудование для добывающих отраслей. Также не стоит переживать, что нам не в чем будет ходить: турецкая легкая промышленность сможет поставить отличную обувь и одежду», – говорит Егармин.

«Турция воспользуется моментом и займет часть тех ниш, которые освобождаются на нашем рынке американскими и европейскими брендами, – продолжает Гаджиев. – Она попробует увеличить поставки своих товаров, тем более что ей есть что предложить: это и зарекомендовавшая себя на нашем рынке бытовая техника, текстильная и кожевенная продукция, которая по качеству способна конкурировать с испанской или французской продукцией. Может Турция нарастить поставки и сельхозпродукции, особенно если наши контролирующие органы смягчат к ней требования по стандартам качества. С российской стороны при этом не предвидится изменений по поставкам энергоносителей. Наша страна может нарастить поставки зерновых, тем более логистика взаимных поставок между нашими странами очень удобная и простая. Хочется надеяться, что РФ также увеличит поставки какой-то промышленной продукции, в частности, может нарастать наше сотрудничество в военно-промышленной сфере, и на фоне отказа США поставлять свои F-35, Турция, возможно, переведет в практическую плоскость интерес к нашим самолетам пятого поколения».

Изменения, как положительные, так и отрицательные, в торгово-экономических отношениях двух стран происходят практически каждый день. Так, например, Россельхознадзор с 5 марта снял запрет на ввоз инкубационных яиц и суточных цыплят с шести предприятий Турции, а со 2 марта их перечень увеличился на семь предприятий. Эти предприятия и фермы были проинспектированы в декабре.

С другой стороны, нестабильность обеих национальных валют может ударить по планам их использования в торговле. Из-за ослабления рубля, отдохнуть в Турции стало на 80% дороже, так как туроператоры традиционно платят отелям в Турции в евро. Падает и турецкая лира, а бронирование россиянами турецких отелей сократилось на 70%. По словам замглавы Федерации отельеров Турции Бюлента Бюльбюльоглу, при наихудшем сценарии доходы от туризма в двух странах могут упасть на 5-6 ммлрд. долл. в 2022 году. На долю россиян приходилось 19% иностранных туристов, посетивших Турцию в 2021 году (4,7 млн. человек). Украина была третьим государством по величине туристического потока -8,3% (2 млн.).

Накануне глава информационного департамента администрации США Джен Псаки высказала озабоченность тем фактом, что Пекин не поддерживает принятые в мире санкционные меры против России. «Президент Эрдоган не давал клятвы верности ни Киеву, ни Москве. Как восточный политик, в случае смены политической конъюнктуры он всегда может повернуть штурвал как в одну, так и в другую сторону», – предупреждает эксперт Азат Ахунов.

Усиление санкционного давления стимулирует пересмотр географии внешней торговли России, заявили «НГ» в Минэкономразвития. Целью внешнеэкономической политики становится снижение зависимости экономики страны от продукции из стран, поддержавших санкции, путем диверсификации импорта, последовательного увеличения в нем доли конкурентоспособной готовой продукции из прочих стран, в числе которых и Турция, отметили в ведомстве.

По итогам первого полугодия 2021 года совокупная доля нацвалют в расчетах за товары и услуги при взаиморасчетах с Турцией составила 14,9% (российский рубль – 14,8 %, турецкая лира – 0,1 %), сообщил Минэк. «Для увеличения доли нацвалют во взаиморасчётах созданы необходимые условия. Имеется соответствующая законодательная база – действует межправительственное Соглашение о расчетах и платежах (подписано в октябре 2019). При этом определение валюты контракта или валюты платежа по контракту – это выбор компаний, которые руководствуются экономической целесообразностью при принятии решений. Они используют национальные валюты, если такие расчеты предпочтительнее по сравнению с расчетами в резервных валютах и отвечают задачам их деятельности. В этой связи важно повышать информированность участников ВЭД о возможностях использования национальных валют», — отметили в министерстве.

«Уже сейчас очевидно, что товарооборот с Турцией существенно возрастет, — сказала «НГ» директор Центра исследований современной Турции и российско-турецких отношений СПбГУ Аполлинария Аврутина. — Турция намеренно стремится к сохранению нейтралитета в российско-украинском конфликте, а также проводит достаточно независимую внешнюю политику, что весьма примечательно, так как страна является членом альянса НАТО. Очевидно, что возрастут не только поставки собственно турецких товаров, а, возможно, появятся товары других стран, производители которых де-факто не заинтересованы в прекращении сотрудничества с Россией. Весь вопрос только в маркировке этих товаров и росте цен на них при появлении турецких посредников. Впрочем, те же самые перемены затронут товарооборот с Киргизией и другими странами, не участвующими в конфликте. Турецкое первенство в этом процессе обусловлено геополитической ситуацией».

Скорее всего поставки из Турции в значительной степени заместят ущерб от новых санкций Запада, считает Аврутина. «В Турции уже много лет российский рубль находится в обращении; также работает карта МИР. Количество транзакций в рублях возрастет. Кроме того, очевидно, усилится объем оборота турецкой лиры. Бытовая техника, производство промышленного оборудования, банковские услуги, легпром – во всех этих сферах турецкий бизнес вполне может восполнить российские потери, тем более, что многие годы он уже ведет планомерную работу в этой области — например, турецкие банки давно работают в России, бытовая техника, легпром, товары народного потребления представлены на нашем рынке. Сюда следует добавить и автопром», — говорит эксперт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.