19 марта 40-летний Сердар Бердымухамедов официально стал третьим президентом Туркменистана. Инаугурация во дворце ”Рухиет” стала празднованием преемственности. Eurasianet рассказывает, что заседание открыл глава Центральной избирательной комиссии Гульмурад Мурадов, который напомнил присутствующим правительственным чиновникам, городским старейшинам и дипломатам результаты голосования. Бердымухамедов, получивший 73% голосов, отреагировал на победу с привычной ему суровой невозмутимостью. 

После соблюдения формальностей, предусмотренных законом, перед избранным президентом расстелили белый шерстяной ковер, по которому он должен был пройти, и вручили сачак, завернутый в скатерть хлеб, как символ благополучия и процветания. Затем Бердымухамедов принес присягу на верность. Конституция и Коран были показаны в видео-репортаже об инаугурации, а вот ”Рухнама”, неоднозначный духовно-исторический трактат, написанный покойным президентом Туркменистана, Сапармуратом Ниязовым, запечатлен не был.

В своей речи Бердымухамедов перечислил достижения своего 64-летнего отца Гурбангулы, уходящего президента, который тоже присутствовал на церемонии. Сердар пообещал Туркменистану стабильность, нейтралитет, процветание, открытость миру и тому подобное. Бердымухамедов пообещал, что страна будет укреплять сотрудничество с международными финансовыми организациями, в том числе и с Международным валютным фондом. В последний раз МВФ отправлял миссию в страну в 2019 году. Президент также подчеркнул стремление правительства закупать новое современное оружие. Туркменистан ни разу ни с кем не воевал в течение 30 лет своей независимости, но Бердымухамедов-старший предпочитал, чтобы страна была вооружена.

В сентябре на параде в честь Дня Независимости были впервые публично представлены недавно приобретенные турецкие БПЛА TB2, которые в настоящий момент Украина использует против российских военных. Вполне вероятно, что Ашхабад, который очень дружен с Москвой, но при этом сохраняет осторожность собирается и дальше приобретать дроны.

Оставшаяся часть дня была посвящена торжественным церемониям. Вслед уезжавшему из дворца ”Рухиет” Бердымухамедову махали дети и городские старейшины. Затем кавалерия его проводила в президентский дворец, где он проинспектировал военные части, участвующие в параде. Там он подписал формальный указ о роспуске правительства, которое будет продолжать исполнять свои обязанности до реструктуризации. На приеме, который состоялся вечером, популярные исполнители восхваляли нового президента и его отца. Служители мечети Хазрет Омар внесли свою лепту, благословив нового лидера. День завершился фейерверком.

Когда старший Бердымухамедов пришел к власти, он всячески выступал за сдержанность. Через несколько месяцев после вступления в должность он отказался от практики проведения концертов всякий раз, когда отправлялся в регионы. У Бердымухамедова младшего (конечно, если он не собирается разбить надежды, возложенные на него), нет возможности прибегнуть даже к ложной сдержанности. Церемония инаугурации была проведена накануне Новруза, праздника весеннего равноденствия, олицетворяющего обновление. Не успели закончиться празднования в связи с вступлением в должность, как Бердымухамедов в спортивном костюме принял участие в условно добровольной посадке деревьев. На месте он был встречен концертом из разряда тех, которыми в свое время пренебрег его отец.

Теперь самый главный вопрос: куда президент совершит свой первый зарубежный визит. Как пишет правительственная газета ”Нейтральный Туркменистан” и другие СМИ, приглашения уже поступили из Азербайджана, Ирана, Казахстана, Киргизии и Турции.

Когда в 2016 году президентом Узбекистана был избран Шавкат Мирзиёев, свой первый иностранный визит в марте следующего года он совершил в Туркменистан. Целью государственного визита в Ашхабад было подчеркнуть готовность Узбекистана работать, в первую очередь, над улучшением региональных связей. Возможно, именно поэтому 15 марта Мирзиёев, стал одним из первых зарубежных лидеров, который связался с новоизбранным Бердымухамедовым по телефону (в разговоре также участвовал и Бердымухамедов-старший).

Отплатит ли Сердар Мирзиёеву за его визит в 2017 году ответной поездкой в Узбекистан в ближайшие недели? Если молодой президент отдаст предпочтение соседнему государству, возможно, Казахстану, он сможет избежать слухов о том, что обязан той или иной крупной мировой державе, России, например, или Китаю.

15 марта также состоялся телефонный разговор между Бердымухамедовыми и российским президентом Владимиром Путиным. С китайским лидером предыдущий и нынешний президенты поговорили на следующий день. После того как старший Бердымухамедов поприветствовал Си Цзиньпина, он ”передал трубку новоизбранному президенту Туркменистана”, сообщают государственные новостные агентства, уделяя внимание деталям. Лидеры выразили удовлетворение развитием связей в ”политической, дипломатической, торговой, экономической, культурной и гуманитарной сферах”. Но, очевидно, что кроме этого у Китая и Туркменистана есть одна общая и серьезная тема для обсуждений.

«Топливно-энергетический сектор — приоритет для двусторонних отношений, — пишут государственный СМИ. — Реализация совместных проектов по строительству транснационального газопровода, по которому туркменский газ поступает в Китай — пример того, насколько взаимовыгодными могут быть прилагаемые усилия”.

Определение будущего китайско-туркменских отношений будет одной из самых серьезных проблем, которую предстоит решить Сердару Бердымухамедову. В январе его отец побывал в Китае, где обсудил вопрос долгожданного проекта создания четвертой нитки газопровода Центральная Азия-Китай, также известной как линия Д, и, по всей видимости, выдвинул условия.

”В свете будущего сотрудничества по строительству четвертой нитки газопровода, необходимо начать обсуждать цены на газ, — цитировали местные СМИ Бердымухамедова в январе. — Туркменские и китайские специалисты будут сотрудничать, опираясь на международный опыт в установлении цен на коммерческий трубопроводный газ”.

Как только согласие по данному вопросу будет достигнуто, Туркменистан ”рассмотрит возможность участия китайской компании в развитии второй фазы месторождения Галкыныш”, сказал в то время Бердымухамедов. На первый взгляд не очевидно, но у Туркменистана есть пространство для маневра с тем, чтобы требовать серьезных уступок со стороны Китая.

На возможности сотрудничества намекает и президент Киргизии Садыр Жапаров, пригласивший Бердымухамедова принять участие в четвертой встрече глав Центральной Азии, которая состоится на побережье озера Иссык-Куль 21 июля.

На прошлой неделе произошло еще одно важное дипломатическое событие: запрещенное в РФ движение Талибан назначил своего посла в Ашхабаде. Получив верительные грамоты от Хаджи Фазала Мухаммеда Сабира, Туркменистан стал первой страной в Центральной Азии, которая приняла дипломата, представляющего интересы самопровозглашенного «Талибана»*.

Сомнений в том, что так и будет, не было. Туркменистан быстро наладил диалог с режимом «Талибана», который захватил власть в августе 2021 года. С тех пор страна активно ведет переговоры о строительстве транс-афганского трубопровода ТАПИ и осуществлении проекта высоковольтной линии передач. О них на торжественной церемонии в афганском представительстве рассказал заместитель министра иностранных дел Туркменистана, Вепа Хаджиев.

”У нас масштабные проекты впереди, в частности, ТАПИ и другие. Мы будем способствовать их осуществлению за счет сотрудничества через посольства”, — Ariana News цитирует Хаджиева.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.