20 марта известный узбекский певец и оппозиционный активист Джахонгир Атаджанов (узб. написание – Жахонгир Отажонов) через телеграм-канал @eltuz обратился к президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёёеву с требованием найти и наказать виновных в его похищении, избиении и издевательствах.

В коротком 4-минутном видеообращении Атаджанов просит главу государства взять под собственный контроль наказание преступников, похитивших его на машине без опознавательных знаков прямо с улицы родного города Ургенча (Хорезмская область) 15 марта и глумившихся над ним на протяжении нескольких часов, а также принять жесткие меры в отношении группы деятелей искусства, своих коллег по цеху, устроивших ему целенаправленную травлю и развязавших провокационную кампанию очернения только потому, что он не раз публично высказывал намерение баллотироваться в президенты, призывая при этом Мирзиёева добровольно уйти в отставку.

УРГЕНЧСКИЙ ПЛЕННИК

Немногим ранее, 17 марта, Джахонгир Атаджанов уже обращался по поводу своего похищения в Ургенчское УВД с официальным заявлением, в котором подробно изложил, как двумя днями раньше на него на улице было совершено нападение неизвестных в черных масках.

«Ехал на машине, было где-то около 8 часов [вечера], вдруг слышу скрежет — мою машину задел какой-то «Матиз», номера не было. Удивленный, встал на обочине и вышел наружу, чтобы разобраться, та машина тоже остановилась впереди меня. Пока я высказывал свои претензии водителю «Матиза», что не я виновен в этой ситуации, вы сами ударили меня (а у меня авто взято в аренду), подъехала другая, черного цвета «джип» с тонированными стеклами. Не успел я опомниться, как выскочившие из нее несколько человек буквально навалились на меня и насильно усадили внутрь, скрутив руки скотчем и приказав «не поднимать головы» (не смотреть – ред.), затем сильно ударили сзади в затылок, и машина рванула с места. Ехали не меньше часа, раза 4-5 по пути автомобиль останавливался, а я не знал, куда меня везут», — рассказал в интервью-расследовании журналистам «Озодлика» 18 марта Джахонгир Атаджанов, который, как признается сам, в тот самый момент уже мысленно успел попрощаться с жизнью.

1

Джахонгир Атаджанов

 

Атаджанов уверен: это были сотрудники Службы государственной безопасности (СГБ) или Нацгвардии, хотя похитители и пытались ему внушить, изо всех сил пытаясь соблюдать конспирацию, что они «простые парни с улицы» (так называемые «решалы»). Но чем настойчивее убеждали эти бравые молодцы в своей «уличной простоте», тем яснее становилась картина с похищением для самого заложника – это «почерк» силовых органов.

Похитители били его, говорит Атаджанов, всю дорогу, пока они ехали (это продолжалось не менее часа), периодически приговаривая: не лезь, мол, в политику, пой свои песенки, в следующий раз будет хуже.

По его словам, незадолго до конца пути машину остановили, чтобы накинуть на голову пленнику мешок. Когда же прибыли на место, грубо отобрали телефон, потребовав назвать код, и приказали раздеться (после его отказа сами насильно раздели) и подмыться — «сейчас мы тебя «сделаем». На улице, невзирая на холодную погоду, вылили на него, обнаженного, 5-6 баклажек ледяной воды…

«Затем снова завели внутрь (я голый, с мешком на голове), и вдруг почувствовал, что в руку мне сунули… искусственный, в общем, «прибор» один (фаллоимитатор – ред.), сказав, что «сейчас сунут мне его в одно место, разорвут». Я умолял не трогать меня, лучше, мол, убейте, сделаю всё, что хотите, только не это (хоть мне и стыдно, но я через всё это прошел, и теперь буду говорить правду). Один издевательски сказал: «Тогда будешь это держать в руке и громко петь». Стоило мне оказать хоть малейшее сопротивление, тут же сыпались удары на голову. В общем, заставили подчиниться. Я никого не мог видеть, но по стилю разговора (характерным диалектам – ред.) понял, что у троих был ташкентский говор, у одного – то ли самаркандский, то ли кашкадарьинский. Пока я пел, они, насмехаясь, записывали меня на камеру, а потом устроили веселую трапезу, предложив мне тоже выпить водки. Когда я отказался (мол, читаю намаз – нельзя мне), стали грубо настаивать – дескать, будешь, при этом всё время били по голове, таскали за уши и волосы, пинали, заставляя то одеваться, то снова раздеваться. Изгалялись вволю, одним словом. Я позже понял, почему они не били меня по лицу – не хотели оставлять следов, а значит, собирались отпустить на свободу», — вспоминал те жуткие часы Джахонгир Атаджанов.

В том, что это были не уличные хулиганы, а специально подготовленные силовики, певец-оппозиционер, которому и ранее не раз «выпадала честь» иметь дело с «конторщиками» ввиду своей оппозиционной деятельности, уверен категорически.

В какой-то момент похитители расхрабрились и со словами «мы тебя не боимся» разрешили заложнику снять мешок с головы, вот тогда он и увидел четверых крепких мужчин в черных масках с прорезями для глаз. Но предупредили: пожалуешься в милицию или еще куда – убьем (ранее говорили: изнасилуем сначала жену, а потом тебя).

«Но я уже тогда для себя решил: выйду отсюда живым-невредимым – обязательно обнародую хронологию своего преступного похищения перед всем миром. Хотя они меня и пугали: попробуй, мол, делать какие-то лишние движения, запустим в сеть отснятый материал. Может быть, в глазах кого-то я и буду выглядеть «позорником», но я не делал ничего такого, чтобы опозорить свою страну. Пусть люди видят истинное лицо тех, кто состоит у нас на государственной службе», — говорит Джахонгир Атаджанов.

В СГБ НЕСПОКОЙНО

Это интервью певца и оппозиционного активиста Джахонгира Атаджанова «Озодлику» наделало много шуму и было встречено в Службе госбезопасности с большой тревогой – об этом сообщает независимый узбекскоязычный сайт Eltuz, со ссылкой на свой «надежный источник, имеющего прямую связь с СГБ». По этой причине «службисты» в эти дни допоздна оставались в своих рабочих кабинетах, ища выход из щепетильной ситуации. Больше всего их страшил грозный звонок из Администрации президента (но он так и не раздался).

«Руководство СГБ прекрасно понимает, что за это интервью Служба безопасности заплатит высокую цену. Потому что именно в этой конторе был разработан и внедрен в практику проект, призванный опозорить певца, чтобы «закрыть ему рот», — отмечает издание, уточняя, что «во главе печально известной операции стоят некие генерал и полковник СГБ. Их имена редакции известны».

Со слов информатора сайта, руководство Службы до последнего надеялось, что после своего «выступления» в обнаженном виде Атаджанов не рискнет где-либо об этом распространяться (то есть, окажется на крючке у обладателей «видеокомпромата» — ред.).

Но тот факт, что оппозиционный активист осмелился рассказать о случившемся, подорвал надежды руководства СГБ на благополучный итог «спецоперации».

Несмотря на усилия спецслужбы по недопущению утечки секретной информации, Джахонгир Атаджанов сделал её достоянием широкой общественности.

По утверждению издания, руководство «конторы» теперь готовится к наказанию президентом Мирзиёевым, который якобы не был осведомлен об этом инциденте (либо попытается отмежеваться от него).

«Как бы то ни было, Джахонгир Атаджанов стал вторым по счету политическим деятелем, похищенным узбекскими спецслужбами. (На самом деле были и другие похищения – ред.) До него в начале 90-х подобная же участь постигла и бывшего вице-президента Шукруллу Мирсаидова, которого сотрудники СГБ (в то время СНБ – ред.) избили и бросили в обнаженном виде и без сознания на улице родной махалли (квартала – ред.). Разница между этими двумя угнетенными [со стороны власти] людьми заключается в том, что покойный ныне Шукрулла Мирсаидов не захотел прилюдно раскрыть факт своего унижения, а Джахангир Атаджанов поделился [рассказом о случившемся] во всех подробностях», — отмечает Eltuz.

РЕАКЦИЯ «СЕТИ»

Видео с шокирующими откровениями популярного в стране исполнителя с оппозиционными взглядами мгновенно разлетелось по соцсетям и мессенджерам, и потрясенная случившимся общественность в который уже раз задается вопросом: с каких это пор мы живем в бандитском государстве, если оборотни в погонах средь бела дня позволяют себе безнаказанно измываться над человеком только потому, что он требует соблюдения буквы закона, своих собственных конституционных прав и прав граждан страны?

«Какое чудовищное преступление! Похитить человека и издеваться над ним на камеру! Я о подлой истории с Джахонгиром Атаджановым. Ведь ясно, что его пытаются заткнуть и сломать! Где наши доблестные милиция, прокуратура, СГБ? Разве они не обязаны защищать граждан от бандитов и насильников? Ведь фактически человека насиловали…»;

«Прилагаются все усилия, чтобы сломить Джахонгира физически и духовно! Какая низость. Пусть те, кто стоит за этим, подпадут под проклятия Аллаха. Пусть Аллах воздаст им страданий в пятикратном размере больше, чем Джахонгиру!»;

«Сообщайте международным организациям, нельзя оставлять так! Преступники в погонах!»;

«Где ваше единство? Он (Дж. Атаджанов) единственный оказался настоящим мусульманином, узбеком, который ради своего народа пошел против этого режима несправедливости и бесчестья…».

Под видеопубликациями – тысячи гневных комментариев с проклятиями, адресованных правительственным чиновникам и руководству силовых структур. Заметим: практически все они, за редким исключением, от носителей узбекского языка, чего раньше не наблюдалось. Вывод напрашивается сам собой: похоже, терпение народа всё-таки не безгранично…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.