За последние десять лет подход США к диалогу с Ближним Востоком менялся слишком часто, пишет Asia Times. Даже самые преданные союзники Вашингтона устали от вечного маятника американской политики. Российская стабильность на этом фоне выглядит куда более предпочтительной.

Джон Руэл (John P Ruehl)
Американские союзники стремятся избежать противостояния с Россией, которая значительно усиливает свои позиции в регионе.
На протяжении десятилетий американская политика на Ближнем Востоке полагалась на сотрудничество с государствами Персидского залива под предводительством Саудовской Аравии, а также с Израилем, Египтом и Турцией. Но со времен администрации Барака Обамы отношения между Вашингтоном и ключевыми державами региона запутались, возможность США управлять ближневосточными кризисами и формулировать общерегиональный консенсус оказалась подорвана.
Сложности в отношениях Вашингтона с Ближним Востоком особенно явно проявились с началом украинского кризиса. Хотя все региональные союзники Штатов и поддержали резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН, которая осуждает действия России, хотя бы минимальные санкции против Москвы ввел лишь Израиль.
Отказ американских союзников на Ближнем Востоке вводить санкции против России отражает как нежелание этих стран противостоять Москве, заметно усилившей своё влияние в регионе, так и их собственное недовольство Вашингтоном, подтверждая тем самым мнение о том, что американское влияние на Ближнем Востоке тает.

Американо-саудовские отношения

Отношения между США и Саудовской Аравией начали заметно ухудшаться в 2015 году. Ядерная сделка с Ираном, заключенная Обамой, вызвала рост беспокойств в Эр-Рияде, а саудовское вторжение в Йемен, начавшееся в том же году, получило весьма вялую поддержку Вашингтона. Дональд Трамп, преемник Обамы на президентском посту, при вступлении в должность занял более про-саудовскую позицию. Первый иностранный визит в качестве президента Трамп совершил именно в Саудовскую Аравию, а за ним последовало и увеличение продаж оружия.
Джо Байден, однако, еще в ходе предвыборной кампании 2020 года жестко высказывался в отношении Саудовской Аравии. Он объявил о своем намерении сделать эту страну «изгоем» в случае победы на выборах, а также раскритиковал саудовскую политику в отношении Йемена и призвал Эр-Рияд взять на себя ответственность за убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги (Jamal Khashoggi).
Эта внешнеполитическая позиция не изменилась и после того, как Байден стал президентом.
Спустя всего несколько недель после вступления в должность Байден опубликовал отчет американской разведки от 2018 года об убийстве Хашогги, который заключал, что убийство в Турции было совершено «от имени» Мухаммеда бин Салмана, саудовского наследного принца, «который рассматривал критику режима как угрозу для королевства». Также Байден приостановил продажу оружия в Саудовскую Аравию, анонсировал конец американской поддержки саудовской кампании в Йемене и убрал йеменских повстанцев-хуситов, поддерживаемых Ираном, из американского списка террористов.
Намерение Байдена уменьшить американское присутствие в регионе, которое является частью заданного еще во времена администрации Обамы тренда, также вызвало тревогу в Эр-Рияде.
Саудовцы долго полагались на американское присутствие как фактор, уменьшавший угрозы для Ближнего Востока, – от правления Саддама Хуссейна в Ираке до сегодняшнего Ирана – и замечания Байдена, провозглашающие дальнейшую дипломатическую роль Штатов на Ближнем Востоке, еще сильнее укрепили страхи королевства относительно собственной безопасности.

Проблемы безопасности Персидского Залива

В 2021 году хуситы нанесли более трехсот ударов ракетами и беспилотниками по Саудовской Аравии. Помимо этого, хуситские повстанцы атаковали и Объединенные Арабские Эмираты, которые присоединились к саудовской операции в Йемене.
Ухудшение ситуации в плане безопасности вокруг Персидского залива, а также вера в то, что США не желают предоставлять арабским странам удовлетворяющий их уровень поддержки, подстегнули попытки этих государств диверсифицировать гарантии своей безопасности.
В августе прошлого года, например, между Саудовской Аравией и Россией было подписано соглашение о военном сотрудничестве, «направленном на развитие совместной военной кооперации между двумя странами». ОАЭ в декабре согласились купить у Франции десятки вертолетов и истребителей «Рафаль», а в январе подписали многомиллиардный контракт с Южной Кореей на поставку систем ПВО (основанных на российских технологиях).
Также в декабре, сразу после ноябрьской отмены строительства предполагаемой китайской военной базы в ОАЭ, было объявлено о том, что Саудовская Аравия создает свои ракеты с помощью Китая.
Лидеры Саудовской Аравии и ОАЭ недавно отклонили звонки Байдена, желавшего обсудить украинский кризис. Также в середине февраля Саудовская Аравия ответила отказом на просьбы США увеличить производство нефти для снижения цен. А в марте Саудовская Аравия и Катар раскритиковали Запад за его решительную реакцию на действия России при пренебрежении кризисами на Ближнем Востоке.

Отношения США с Израилем и Египтом

В течение последних лет наблюдались колебания и в американо-израильских отношениях. Отношения между Обамой и бывшим израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху ухудшились из-за трений относительно палестинской проблемы и подписания в 2015 году ядерной сделки с Ираном. Связи США и Израиля были восстановлены при Трампе, когда США признали израильский суверенитет над Голанскими высотами, переместили своё посольство в Иерусалим и увеличили давление на Иран (включая и выход из ядерной сделки).
Но усилия Байдена по восстановлению сделки с Ираном в сочетании с предупреждениями США относительно расширения израильский поселений на Западном берегу реки Иордан, вновь усложнили американо-израильские отношения. А возросшее влияние России на Сирию и Иран заставило Израиль быть осторожным относительно обвинений в адрес Кремля, так как израильтянам потенциально может потребоваться помощь Москвы в смягчении возможных кризисов, связанных с этими двумя государствами.
В Египте же до сих пор сохраняется мнение, что США в 2011 году бросили бывшего президента Египта Хосни Мубарака во время общенациональных протестов, ставших частью Арабской Весны. После падения Мубарака власть в стране более чем на год захватили «Братья-мусульмане*», ведомые Мухаммедом Мурси и свергнутые в результате военного переворота, который Белый дом осудил.
Байден прохладно отнесся и к восстановлению отношений между США и Египтом, которым с 2014 года правит президент Абдул-Фаттах Ас-Сиси. Хотя США и продолжают военную поддержку страны, в январе они заморозили 130 миллионов долларов военной помощи Египту, связав это с беспокойством относительно соблюдения в стране прав человека. Этот шаг притупил энтузиазм Египта по поводу жесткого ответа России после начала украинского кризиса.
Растущее напряжение между Россией и Украиной несет значительные последствия и для продовольственной безопасности Египта. Россия и Украина являются основными экспортерами продовольствия в страну, а скачок цен на зерно уже однажды (во время событий Арабской Весны 2010-2011 годов) оказал значительное влияние на ситуацию в Египте. Так что Каир не будет подрывать и без того хрупкую продовольственную ситуацию в стране, вводя санкции против России.
Более того, возрастающие с 2014 года военные и энергетические связи между Россией и Египтом также укрепили отношения между двумя странами.

Американо-турецкие связи

Деградация отношений между США и Турцией на протяжении последних десяти лет также стала совершенно очевидной. Президент Реджеп Тайип Эрдоган столкнулся с американской критикой относительно своей внутренней политики, тогда как множество жителей Турции обвиняют США во вмешательстве в попытку переворота, произошедшего в 2016 году с целью смещения Эрдогана.
В 2018 году администрация Трампа наложила санкции на турецкий экспорт стали и алюминия. Это произошло после роста напряжения между двумя странами. В 2019 году Турция согласилась приобрести у России системы ПВО С-400, после чего последовало исключение Анкары из программы единого ударного истребителя F-35. А в декабре 2020 года на Турцию были наложены новые санкции.
Турция также укрепила экономические отношения с Россией с помощью энергетических сделок, увеличения торговли и турпотока. Россия является главным импортером для Турции, а их экономические отношения продолжают улучшаться, даже несмотря на инцидент со сбитым российским бомбардировщиком и столкновения в прокси-конфликтах в Ливии, Сирии и постсоветских странах.
До сих пор Турция выступала против санкций в отношении России и призывала Запад не изолировать Москву, а сфокусироваться на диалоге, который и должен стать главным путём преодоления украинского кризиса.

Российский рычаг

Очевидно, что натянутые отношения России с основными союзниками США на Ближнем Востоке, в первую очередь с Турцией и Саудовской Аравией, не помешали Кремлю использовать свои рычаги давления в регионе для предотвращения нежелательной реакции на украинский кризис.
Отказ США от поддержки египетского президента Хосни Мубарака в 2011 году, наряду с нынешним сближением Байдена с Ираном, еще раз подчёркивают биполярный характер внешней политики США в регионе, который и без того нестабилен. В это же время твёрдая поддержка Россией сирийского президента Башара Асада в ходе конфликта в Сирии продемонстрировала, что Кремль готов постоянно помогать своим союзникам, несмотря на любое давление извне.
Вера в то, что США не могут предложить своим традиционным ближневосточным союзникам достаточный уровень помощи значит, что эти самые союзники будут стремиться не огорчать Россию, которая за счет своей последовательной стратегии на Ближнем Востоке смогла значительно усилить региональное влияние. Не предлагая своим союзникам ничего нового, администрация Байдена рискует увидеть, как они продолжат отдаляться всё дальше и дальше от Вашингтона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.