Как заметил один из ведущих израильских экспертов в вопросах внешней политики, бывший советник многочисленных премьер-министров Израиля Алон Пинкас, политика Индии напоминает сложный танец. Речь идет о многовекторном или многомерном подходе руководства этой страны к международным отношениям, пишет публицист, востоковед Михаил Магид специально для Caliber.Az.

Некоторые публицисты и эксперты описывают подход Индии как «независимый путь» внешней политики, указывая на то, что именно этим принципом руководствовался первый премьер-министр Индии Джавахарлал Неру с 1947 года, когда началась холодная война. Возможно, что сегодня схожими принципами руководствуется и премьер-министр Нарендра Моди.

Индия — огромная страна с сильной армией, интенсивным ростом экономики, который включает развитие передовых отраслей. Это ставит ее в особое положение, позволяя проводить относительно независимую внешнюю политику. Но у подобного курса имеются свои ограничения, связанные с конкретными вызовами.

Для Индии главным оппонентом является Китай — вторая экономика планеты, экономическая и военная сверхдержава. Индия имеет две протяженные границы, где происходят локальные военные конфликты: с Пакистаном на северо-западе и с Китаем на севере и северо-востоке. Между этими двумя враждебными Индии государствами существует сотрудничество, что так же воспринимается в Дели как угроза.

Кроме того, обращают на себя внимание экономические проблемы. Население Индии составляет около 1,4 миллиарда человек, а валовой внутренний продукт — 3 трлн долларов, в то время как в Китае проживают те же 1,4 миллиарда человек, а ВВП составляет около 17 трлн долларов. Такой огромный разрыв ставит Дели в сложное положение и указывает на то, что противостояние с КНР не несет для страны ничего хорошего.

Крупнейшим торговым партнером Индии являются США (ВВП 22 трлн долларов), что также накладывает свою печать на принципы выработки индийской политики. Впрочем, как ни странно, КНР — второй по значению торговый партнер страны.

 

И, наконец, исторически существует военное партнерство с СССР и Россией. Историческая вражда и пограничные споры с Пакистаном, с которым у американцев имелся прочный союз в годы холодной войны, привели в те годы к сближению Индии с Советским Союзом. Такая близость стала в свое время прямым ответом США и Пакистану. Москва поставляла Дели оружие и оказывала дипломатическую помощь. Сегодня ситуация с Пакистаном иная, его близким партнером является КНР, а США, напротив, готовы сближаться с Индией. Однако зависимость Индии от российских систем вооружений сохраняется и сегодня, она очень велика и также влияет на политику Дели.

Итак, Индия исходит из того, что она является — по крайней мере потенциально — экономической и военно-политической сверхдержавой, а значит намерена выстраивать независимый внешнеполитический курс и не хочет превращаться в сателлита Америки — самого сильного современного государства. С другой стороны, есть враждебная КНР и все более близкий к ней Пакистан, есть США (они рассматриваются как основной военно-политический противовес Китаю и являются важнейшим экономическим партнером) и Россия (от связей с ней сильно зависят индийские вооруженные силы). Индия вынуждена считаться с политической реальностью. Исходя из нее, она выстраивает свою политику.

В какой-то мере все это находит отражение в той идеологии, которой руководствуется правительство Моди. Министром иностранных дел Индии является сегодня Субрахманьям Джайшанкар, интеллектуал и опытный дипломат, специалист в области внешней политики и автор вышедшей в 2020 году книги «Путь Индии: Стратегии для неопределенного мира». В своей работе Джайшанкар выделяет две глобальные тенденции, которые влияют на Индию: сдерживание Америки и конфликты с Китаем. Обе эти тенденции создают для Индии императив: сохранять сбалансированную политику.

И, тем не менее, как указывает Пинкас, у Индии (даже несмотря на вражду с Пакистаном) есть три стратегических вызова: «Китай, Китай и еще раз Китай». И поэтому сегодня кажется очевидным, что внешняя политика Дели все больше отклоняется в сторону Соединенных Штатов. Так будет и дальше, при условии, что Вашингтон сохранит приверженность сдерживанию Китая в ближайшие несколько лет и продолжит выделять необходимые для этого ресурсы. Важнейшим пунктом данной политики является формирование нового дипломатического и военно-политического союза, направленного против КНР, с участием Индии. Это так называемая «Четверка» (QUAD) куда кроме Индии входят США, Япония и Австралия. Она предоставляет Дели идеальную платформу для проведения своей политики.

Но проамериканский крен не означает, что в Дели намерены превратиться в марионетку США. Индия продолжает лавировать между связями с РФ, обусловленными проблемами армии и инерцией десятилетий пророссийской политики, и долгосрочной стратегией, которая однозначно ставит ее на сторону Америки перед лицом набирающего силу Китая. На все это накладывается последний кризис, связанный с событиями в Украине.

Шайри Малхотра — эксперт по международным отношениям, работавшая в аналитических центрах Индии и Европы, отмечает, что в то время как Запад вводит жесткие санкции против России, ни для кого не секрет, что Индия оказалась между молотом и наковальней, учитывая ее тесные связи с Москвой и Западом, а также стремление к многополярному мировому порядку, в котором Индия и Россия являются влиятельными акторами.

Несмотря на то, что Москва продолжает оставаться крупнейшим поставщиком оружия для Индии, Дели неуклонно сближается с Вашингтоном и Брюсселем и становится важным союзником Запада в противостоянии с КНР. И все же, Индия была единственной страной QUAD, которая не поддержала санкции против России.

 

Дели последовательно призывает к деэскалации напряженности дипломатическим путем, ссылаясь при этом на «законные интересы безопасности всех сторон» — подход, который Россия оценила как «независимый и сбалансированный». На заседании Совета Безопасности ООН по Украине 27 февраля Индия воздержалась при голосовании по резолюции о передаче вопроса на чрезвычайную сессию Генеральной Ассамблеи ООН.

По мнению Малхотра, значительное отвлечение внимания Запада от Индо-Тихоокеанского региона (ИТР) и Китая в сторону НАТО и России не сулит ничего хорошего Индии, которая ведет постоянное пограничное противостояние с Китаем. Кроме того, отчуждение и изоляция России от Запада могут усилить зависимость Москвы от Китая и тем самым укрепить ось Россия-Китай-Пакистан. Такая перспектива противоречит интересам Индии.

Хотя западные страны также имеют серьезные разногласия с Китаем, ни одна из них не имеет с ним общей границы. И, несмотря на свежие стратегии ЕС и Америки по решению проблем в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР), крупный вооруженный конфликт на европейской земле означает снижение аппетита этих сил по отношению к ИТР, и то, что они сосредоточились на других направлениях.

С другой стороны, Индия имеет территориальные споры на западной и восточной границах с двумя соседями, обладающими ядерным оружием, КНР и Пакистаном, которые, как утверждает исследователь Танви Мадан из Института Брукингса, имеют экспансионистские или основанные на идентичности претензии на определенные территории или население Индии. Малхотра утверждает, что сегодня страна стоит перед сложной дилеммой. Острая критика России, если она зазвучит в Дели, приведет к сближению Москвы с Пекином, а нейтралитет Индии по отношению к РФ будет рассматриваться западными союзниками Индии как молчаливое одобрение политики Москвы.

Мир сильно изменился после 24 февраля. Теперь Индия должна столкнуться с совершенно иной реальностью и гораздо более ограниченным дипломатическим и стратегическим пространством. Это изменение уже заметно по давлению, оказываемому Западом на Нью-Дели, давлению, целью которого является заставить индийское государство отказаться от нейтралитета в отношении России в ООН.

По мнению Малхотра, Россия по-прежнему остается крупнейшим источником импорта вооружений для Дели (еще один из факторов, формирующих индийскую нейтральность), но западные санкции, несомненно, ограничат эти закупки вооружений. Не факт, что в современных условиях станет возможно получить от США освобождение от санкций CAATSA за покупку российской ракетной системы ПВО\ПРО С-400.

Во время пограничной стычки Индии с Китаем в 2020 году США оказали Индии помощь, предоставив оборудование и разведданные. Но если сейчас Индия предпочтет быть осторожным сторонним наблюдателем, то и помощь США в ходе будущих инцидентов (между Индией и КНР) может стать символической, полагает Малхотра.

И, тем не менее, Индия пока продолжает прежнюю политику. Любопытно, что китайские государственные компании, занимающиеся нефтепереработкой, избегают новых нефтяных сделок с Россией. Но в случае с Индией все наоборот: страна 24 февраля заказала не менее 14 млн баррелей российской нефти по сравнению с почти 16 млн баррелей за весь 2021 год, согласно расчетам агентства Reuters.

Индия не боится западных санкций? Не совсем так. С точки зрения США, эта огромная, богатая и сильная в военном отношении страна является ключевым партнером в противостоянии с КНР, в то время как именно Китай официально считается в США главной стратегической угрозой (это нашло отражение в официальной американской стратегии национальной безопасности). Интересы Индии и США совпадают в этом главном пункте. Обе стороны это понимают. Но Индия может позволить себе многое, точно так же, как и Турция, страна, необходимая НАТО, и остро осознающая, что это позволяет ей диктовать свои условия.

Поэтому США, хотя и продолжат давить на Индию, стараясь ограничить ее торговлю с Москвой и сделать ее дипломатию менее нейтральной, не станут перегибать палку. Они не могут позволить себе роскошь потерять столь влиятельного союзника в такие тяжелые времена.

 

Caliber.Az

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.