Напряженность на границе Кыргызстана и Таджикистана не спадает. Почти каждый месяц происходят инциденты со стрельбой. Причем таджикская сторона действует более жестко с применением минометов и оперативным развертыванием дополнительных сил, в том числе военной техники.

Создается ощущение того, что Душанбе явно готовится к полномасштабному конфликту. И все это происходит на фоне сложных геополитических процессов в мире, связанных с событиями в Украине. Стоит особо подчеркнуть, что конфронтация происходит между двумя членами ОДКБ, военно-политического альянса под эгидой России.

Кремль из-за таких действий еще больше может чувствовать, предсказанный небезызвестным Владиславом Сурковым, «геополитическое одиночество». Вероятно, что «удар под дых» Москве наносят его геополитические конкуренты. И скорее всего, через Душанбе.

Президент Рахмон особо никогда не отличался верностью к Москве и пытается всегда играть на многовекторности, которую понимает по-своему. Но тут особо стоит указать, что и Рахмон действует исходя из своих корыстных интересов. Остановимся на некоторых.

Изучение недавних пограничных столкновений на границе Кыргызстана и Таджикистана, и последующих после этого переговоров ясно указывает на нацеленность таджикской стороны добиться стратегических позиций для свободного доступа к анклаву Ворух. Это лежит на поверхности, но позже подберемся до глубин. А пока…

Обычной практикой для таджикской стороны стала организация различного рода провокаций на приграничных территориях с привлечением местного населения и вооруженных сил в целях создания благоприятных условий для склонения Бишкека к уступкам.

Как показывает небольшой и беглый анализ, такая тактика постоянно применяется таджикской стороной в ходе постконфликтного урегулирования.

Очередная встреча правительственных комиссий по вопросу границ состоялась недавно, в ходе которой кыргызскую сторону как обычно, вероятно склоняли к решениям, в большей степени отвечающим интересам Душанбе. Но Бишкек не согласился. И с большей вероятностью, можно смело предположить, что Душанбе снова «ударится во все тяжкие» и будет устраивать вооруженные провокации на границе с Кыргызстаном.

Косвенным образом данный вывод подтверждают передвижения и направление дополнительной таджикской военной техники к таджикско-кыргызской границе, а именно в проблемные зоны вблизи сел Сурх, Чоркух, Шураб и Ляккон.

Как сообщают источники, вместе с личным составом вооруженных сил в эти места идет переброска и тяжелой военной техники, а это означает подготовку к более решительным действиям военных Таджикистана и более длительному противостоянию. На границу стянуто более 50 единиц бронетехники, переданной Таджикистану, после модернизации российской военной базы.

В то же время Душанбе, спекулируя на талибской угрозе, получает больше военной помощи. Хотя есть большие сомнения в том, что Исламский эмират вторгнется в Таджикистан, талибам не до этого, так как, им надо наводить порядок у себя в стране.

Такая ситуация вынуждает и Бишкек вооружаться. Одним словом, с двух сторон идет активный процесс милитаризации, который может привести к очень негативным последствиям, вплоть до полномасштабной войны во взрывоопасном регионе ЦА.

Что же подталкивает Рахмона на безумство?

 Сразу можно сказать, режим Рахмона пытается как-то консолидировать страну, которая уже бурлит и клокочет. Тем более, что прогнозы развития экономики Таджикистана довольно-таки мрачные, падение благосостояния народа может оказаться ещё более катастрофическим.

Протестные настроения растут, надо учитывать, что выросло более агрессивное поколение, которое уже видит в режиме Рахмона –главную проблему государства. Власть Таджикистана понимает, что, зачистив политическое поле от оппозиции, она не гарантирует себе безопасность, так как, в оппозицию уходит народ. И тут как некую «палочку-выручалочку» начинают рассматривать войну за «исконные земли». Хотя такая технология уже не работает. Как говорили мудрые, люди должны знать, что защищать. А по ситуации в Таджикистане, как говорили классики марксизма, придется защищать только свои оковы, то есть воевать за сохранение диктаторского режима. Душанбе понимает, что из-за проблем в России, может начаться отток части трудовых мигрантов, которая вернется и тогда начнтуся большие проблемы. Особенно, если учитывать, что приедут назад пассионарии, которые не будут ждать лучших времен, а потребуют «здесь и сейчас» хорошей жизни.

Кроме этого, Рахмон устраивает провокации на границе с Кыргызстаном из-за недовольства согдийцев, то есть жителей Согдийской области. Издревле привыкшие торговать своей продукцией с кыргызами, по менталитету простые труженики – землевладельцы и торговцы, согдийцы уже открыто высказывают недовольство враждебной политике Душанбе. Из-за этого согдийцы терпят убыток, потеряли рынки сбыта в Кыргызстане из-за пограничных проблем, которые привели к закрытию границы с кыргызами.

А в соседнем Узбекистане просто тяжело конкурировать с узбеками-дехканами, которые сами производят то, что могут предложить таджики. Тем более, что согдийцы, да и многие таджики через Кыргызстан отправляли свои товары в Россию. Рахмон, видя такую ситуацию, решил просто «сунуть в дерьмо» согдийцев, столкнуть их с некогда хорошими торговыми партнерами, связать кровью.

Рахмон не забывает и о том, что мятежные согдийцы в свое время поддерживали его оппонентов, которые грозили его власти при поддержке покойного Ислама Каримова. Стоит учитывать, что из-за этого была проведена в свое время насильственная деузбекизация Согдийской области, где живет большое количество этнических узбеков. Их заставили указывать в паспортах в графе национальность вместо узбека – таджик.

Есть и проблема преемника. Как выясняется, Рустам Рахмон – сын Рахмона не может быть следующим главой государства. В силу некоторых деликатных заболеваний сын президента Таджикистана отвергается политэлитой. Уже идет жесткая подковерная борьба между кланами, часть которых выступает против преемника. По некоторым данным, их поддерживает старшая дочь Рахмона – Озода, которая тоже имеет свои виды на президентство. Но и она не находит большой поддержки.

Политтехнологи сына Рахмона ищут любые возможности для сплочения элиты и вероятно это и стало причиной обострения ситуации на границе. Можно предположить, что «партией войны» стали противники преемника Рахмона, которые хотят дестабилизировать ситуацию в стране посредством полномасштабной войны, которая спровоцирует тяжелый кризис в Таджикистане. Начнутся волнения, разброд и шатание, и тогда можно смело подобрать власть.

Поэтому идет процесс обострения ситуацию и в ГБАО, где тоже готовится кровавая бойня. Только от неё будут отвлекать с помощью военного конфликта с Кыргызстаном.

Если же говорить о других факторах, то надо отметить, что Рахмон находится под давлением США и их партнеров, которые требуют активной поддержки антиталибских сил.

Однако, Рахмон прекрасно помнит, кого поддерживал Северный Альянс, который воевал с Талибаном в конце 90-х начале 2000 года, в гражданской войне в Таджикистане. Сейчас как раз представители Северного Альянса моджахедов и выступают против талибов.

Под боком Рахмона уже присели те, кто поддерживал его противников. Но президент Таджикистана вынужден их терпеть, так как, анталибиские силы стали хорошим доводом при получении военной помощи извне. Помимо этого, Рахмон пытается выставить себя лидером всех таджиков, даже тех, кто проживает в Северном Афганистане. Таким образом, президент Таджикистана хочет оседлать национал-патриотов. Только вот сами национал-патриоты видят совсем другое и уже давно сомкнулись с происламскими силами. Рахмон много себе вообразил, хотя это в его натуре — думать и действовать тактически, не особо замечая стратегические риски.

Но военная  помощь, которая идет для сдерживания талибов, переправляется для наращивания военного потенциала в приграничье с Кыргызстаном и для подготовки военной операции в ГБАО.

Если подвести промежуточный итог, Рахмон уже теряет контроль и лихорадочно ищет пути консервации своего режима. И как решение он рассматривает военные конфликты с Кыргызстаном.

С другой стороны, из-за давления Запада Рахмон вынужден наносить удары по геополитическим проектам России, то есть по ОДКБ, разрушая ее изнутри путем военных конфликтов с Кыргызстаном. Насколько это будет терпеть Кремль пока неясно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.