Элитный переворот, который привел к отставке премьер-министра Пакистана, напрямую связан с его визитом в Россию в конце февраля, полагает востоковед Ирина Серенко.

Президент России Владимир Путин вечером во вторник поздравил Шехбаза Шарифа с избранием на пост премьер-министра Пакистана. «Рассчитываю, что ваша деятельность во главе правительства будет способствовать дальнейшему развитию многопланового российско-пакистанского сотрудничества, партнерского взаимодействия в сферах афганского урегулирования и противостояния международному терроризму», — отметил при этом глава российского государства.

Днем ранее лидер партии «Пакистанская мусульманская лига» (фракция Наваза) Шехбаз Шариф был избран 23-м премьер-министром Пакистана. За его кандидатуру было отдано 174 из 342 голосов в Национальной ассамблее (нижняя палата парламента). Его предшественник Имран Хан, представлявший центристскую партию «Движение за справедливость», был смещен с должности 10 апреля в результате вынесения ему вотума недоверия.

О том, отчего произошла смена власти в 220-миллионном Пакистане, как она повлияет на расклад сил в регионе и скажется ли на таких интересующих Москву экономических проектах, как строительство газопровода «Пакистанский поток», в беседе с обозревателем «Росбалта» рассказала старший научный сотрудник сектора Пакистана Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Ирина Серенко.

— Почему, на ваш взгляд, глава правительства Пакистана Имран Хан лишился своего поста?

— Его партия была крупнейшей из представленных в нижней палате парламента. У «Движения за справедливость» было 155 мест из 342. В коалиции с другими силами они составляли большинство. Но оппозиция объединилась и переманила на свою сторону некоторых представителей правящей коалиции и даже депутатов от партии самого Хана.

Это произошло после того, как Хан распустил Ассамблею, хотя не имел на это права. Возник конституционный кризис, в результате которого оппозиция смогла вынести премьер-министру вотум недоверия.

Теперь в стране новый глава правительства — Шехбаз Шариф, возглавляющий клановую, династийную партию — «Пакистанскую мусульманскую лигу» (Н). Она уже была у власти и теперь вернулась к управлению страной. Это было бы невозможно без поддержки военного истеблишмента. Однако не факт, что ситуация стабилизируется. Теперь несогласие в парламенте выльется на улицу — массы народа выступают сейчас против отставки популярного Хана.

— А что, собственно, случилось? Почему из фракции Хана в парламенте вдруг стали уходить его соратники и в стране разгорелся этот политический кризис?

— Я думаю, что особый интерес к Пакистану сейчас связан с тем, что Имран Хан 24 февраля, в день начала военной операции РФ на Украине, встретился в Москве с президентом России Владимиром Путиным.

— Это случайное совпадение?

— Ну, как сказать… Хан прилетел в российскую столицу 23 февраля для того, чтобы провести переговоры с российским руководством по жизненно важным для Пакистана вопросам — обеспечению страны энергоресурсами, зерном. Дело в том, что большинство из 220 миллионов пакистанцев — люди бедные. Пакистан — зависимое государство, в том числе, от внешнего финансирования и военных поставок.

Долгое время Исламабад проводил прозападную, проамериканскую политику. Имран Хан в период своего правления, напротив, укреплял отношения с Китаем и Россией. Элитный раскол в Пакистане прошел скорее всего в этом направлении. Часть старой прозападной элиты не принимала укрепление отношений с Россией. Американцы рекомендовали Хану не ездить в Москву. Когда он оттуда вернулся, оппозиция внесла вопрос о вотуме недоверия в парламент.

Характерно, что 24 февраля ряд СМИ, в том числе и индийских, сообщили было о том, что Имран Хан прервал свой визит в Россию и его встреча с Путиным не состоится. Это свидетельство уверенности американцев в том, что экс-премьер Пакистана к ним прислушается и откажется от продолжения этого визита. Но эта встреча все-таки состоялась, даже несмотря на то, что США являются основным поставщиком вооружений для пакистанской армии.

— Пакистанские военные традиционно играют важную роль в политике этой страны. Как они отнеслись к происходящим событиям?

— Военные долгое время молчали, но незадолго до вынесения вотума недоверия правительству Хана начальник штаба армии Пакистана генерал Камар Джавед Баджва, который является фактически теневым руководителем страны, осудил российскую военную операцию на Украине.

— Правильно я понимаю, что проект «Пакистанский поток» теперь под вопросом?

— Этот газопровод призван был дать толчок и другим российско-пакистанским проектам, должен был начать новую эру в двусторонних отношениях, особенно учитывая, что в феврале был первый за 23 года визит пакистанского премьера в Россию. Что касается судьбы «Пакистанского потока», то по словам посла Исламабада в Москве, если будут урегулированы некоторые юридические аспекты этого проекта, то перспектива его реализации все же существует.

— Можно ли говорить, что с уходом Хана в Пакистане будут ослаблены позиции не только Москвы, но и Пекина?

— Не думаю. Китаю все равно, кто там будет во власти. Главное для Пекина — продолжать продвигать его известную инициативу «Пояс и путь» (глобальная инициатива властей КНР по созданию новых механизмов экономического партнерства на территории Евразии, — «Росбалт»). Составной частью этого проекта является китайско-пакистанский экономический коридор. Этот проект начинался еще в премьерство Наваза Шарифа — брата нынешнего главы пакистанского правительства. И тогда они имели нормальные отношения с КНР.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.