Новость о поставках турецких БПЛА Байрактар в Таджикистан стала неожиданностью для Кыргызстана. Душанбе по некоторым данным приобрел у Турции примерно 20 ударных дронов. Совсем недавно Бишкек демонстрировал на военных учениях возможности турецкого боевого беспилотника, а уже сегодня мы узнаем неприятную весть. Один из стратегических партнеров КР, брат по вере и языку — Турция заключает военно-техническое соглашение с Душанбе. Все же, давайте без эмоций проведем анализ ситуации и прогноз вероятных последствий для Кыргызстана.
С точки зрения геополитики Анкара преследует свои национальные интересы. Турция стремится укрепить собственные позиции в Центральной Азии. Для турков военно-техническое партнерство со странами ЦА имеет стратегическое значение. Турки стремятся создать союз Туран, и центральноазиатский регион для Анкары представляет собой идеальную площадку для реализации туранского плана.
В то же время, Турция и Таджикистан поддерживают дружественные связи. Анкара также заинтересована в продвижении своих интересов в Афганистане и следовательно туркам приходится дружить с таджиками. Это политика, ничего личного. Когда Душанбе обратился к Анкаре с предложением о закупке Байрактаров, Турция не могла отказать, так как поводов для этого не было. Во-первых Таджикистан и Кыргызстан не воюют между собой. Во-вторых, туркам выгодно продавать таджикам военную продукцию и обеспечивать логистику, это приносит немалые деньги. В — третьих, Турция получает лояльность Душанбе в решении каких-либо экономических и политических вопросах. Как говорится, обе стороны извлекают свою выгоду.
Однако, есть один вопрос по финансовой части. Душанбе каждый год на нужды обороны расходует 74 млн .долларов. Это данные на 2021 год. После нападения Таджикистана на Кыргызстана в конце апреля 2021 года и вывода американского контингента из Афганистана, Душанбе существенно увеличил финансирование вооруженных сил и силового блока. Но даже этих средств Таджикистану недостаточно для приобретения 20 единиц Байрактаров. Судя по информации из открытых источников, стоимость одного комплекса Байрактаров составляет 69 млн долларов США, один комплекс состоит из 6 дронов, 2 станций управления, 200 ед. боеприпасов и вспомогательного оборудования. Получается двадцать дронов Байрактар оцениваются в 210-220 миллионов долларов. Плюс обучение личного состава, обслуживание и логистика — это тоже серьезные затраты. Возникает вопрос — откуда у Душанбе взялась вдруг такая космическая сумма для покупки турецких ударных БПЛА?
Возможно, Эмомали Рахмон применил достаточно нетрадиционный способ пополнения военного бюджета за счет сбора дани с таджикских наркокартелей и контрабандистов. Вероятно, таджикский лидер вынудил таджикских наркобаронов и ОПГ собрать огромные суммы в долларах, легализовать их и через подставных лиц внести на банковские счета государства как добровольную помощь местного бизнеса. Другими источниками Рахмон попросту не обладает.
Спрашивается — зачем Рахмону Байрактары? Душанбе видимо готовится к чему-то. Рахмон теперь может применять турецкие дроны как против талибов, так и против Кыргызстана. Не дай Бог конечно. Здесь больше вопросов к Турции. Продавать высокоточное вооружение за наркодоллары — это довольно мерзкое дело.
Мы думали, что братство Туран выше денег. Оказалось не так.
Медербек Корганбаев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.