На правительственном совещании 3 мая выяснилось, что население всех велаятов Туркменистана поголовно просит у президента Сердара Бердымухамедова построить для них новые мечети. Глава государства милостиво удовлетворил эти просьбы. Тем временем новую книгу отца Сердара, Гурбангулы Бердымухамедова, зачитали в мечетях на Ораза Байрамы. Но Комиссия США по международной религиозной свободе эту идиллию не оценила. В свежем докладе о свободе вероисповедания Туркменистан вновь внесли в число стран, «вызывающих особую озабоченность».

Чтение книги Гурбангулы Бердымухамедова в мечети. Кадр туркменского телевидения

Семья — это святыня

В марте 2022 года в Туркменистане фактически была осуществлена наследственная передача власти: Гурбангулы Бердымухамедов «ушел на пенсию», сохранив за собой лишь должность главы верхней палаты парламента и титул «Герой-Аркадаг», а Сердар, якобы выиграв выборы, был назначен президентом. Если учесть, что другие члены семьи Бердымухамедовых (сестры, зятья и племянники Гурбангулы) имеют большое влияние на различные сферы экономики, то нельзя не сравнить правящий режим с монархией. С такой, как Саудовская Аравия, где даже название страны образовано от фамилии правящей династии Саудитов.

Но Саудовская Аравия — это еще и ислам. Тут тоже прослеживается совпадение. В Конституции Туркменистана сочетаются современные демократические нормы о свободе вероисповедания и советские атеистические формулировки об отделении религии от государства и школы… Но на практике ислам играет довольно заметную роль в государственной идеологии. Например, массовые помилования заключенных осуществляются в честь мусульманских, а не христианских или буддистских праздников.

Это, в принципе, не так уж страшно: все-таки большинство населения как минимум формально причисляет себя к мусульманам. Настораживает другое: в Туркменистане не государство стараются выстроить в соответствии с нормами одной из ведущих мировых религий, а религию пытаются поставить на службу государству. А точнее — просто-напросто подменяют ислам даже не полноценной государственной идеологией (какая была в СССР), а грубым и примитивным поклонением правящему семейству. Использование для этого религиозного антуража выглядит кощунством.

«Смысл жизни» вместо Корана

29 апреля Гурбангулы Бердымухамедов издал 57-ю по счету книгу с впечатляющим названием «Смысл жизни». «Книга состоит из нескольких глав, названия которых сами анонсируют свое глубокое содержание: «Культура бытия»; «Слово о вере»; «Исконные принципы, уходящие корнями в глубь тысячелетий»; «Взгляд в прошлое»; «Паломничество в священную Мекку и Медину»; «Духовно-нравственная школа нации», — отмечает госинформагентство ТДХ. Агентство подчеркивает, что эта книга «станет для нашего народа духовной опорой и маяком, освещающим дорогу на пути к достижению великих целей в эру Возрождения новой эпохи могущественного государства».

В Туркменистане сочли, что столь ценный литературный труд стоит того, чтобы 2 мая муллы зачитали его в мечетях во время празднования Ораза байрамы. Хотя вообще-то по канонам они должны были читать Коран. Можно предположить, что в реальности ни сам автор книги, ни его сын-президент не являются сколько-нибудь верующими людьми. В противном случае они испугались бы божьего наказания за столь откровенную постановку собственных творений в один ряд со священными текстами.

Не боялся и не скромничал и первый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, книгу которого «Рухнама» тоже продвигали в мечетях. Однако отметим, что после его смерти в 2006 году «Рухнаму» оперативно исключили и из числа «священных исламских книг», и из школьной программы, и вообще убрали ее из всех сфер туркменского быта. Может быть, Бердымухамедов-старший надеется, что с его творениями будет иначе благодаря тому, что после него страной начал править не кто-нибудь, а родной сын?

Жажда новых строек

Бердымухамедова-старшего во время его правления в шутку называли «президентом-строителем». Он прославился своими попытками решать все государственные проблемы за счет возведения новых зданий и торжественного перерезывания ленточек перед ними. Например, чтобы отчитаться в государственных СМИ о подъеме уровня медицины, «Герой-Аркадаг» одну за другой возводил новые больницы, не заботясь о том, кто и как будет в них работать. Похоже, Сердар перенял у отца этот подход к государственному управлению. Более того: он таким образом пытается решить не только бытовые, но и идеологические вопросы.

На заседании правительства 3 мая хяким Ахалского велаята, «учитывая просьбу населения, обратился к главе государства с предложением относительно строительства в городе Анау — административном центре велаята — мечети и помещения для садака». Сердар согласился. После этого, как отмечается в отчете ТДХ, хяким Балканского велаята, «учитывая пожелания населения, обратился к главе государства с предложением о возведении в городе Хазар мечети и помещения для садака».

Кадр туркменского телевидения

Потом хяким Дашогузского велаята, «учитывая пожелания населения, обратился к главе государства с предложением по возведению в этрапе Рухубелент мечети и помещения для садака». После него хяким Лебапского велаята, вы ни за что не догадаетесь, — «обратился к главе государства с предложением о возведении в этрапе Довлетли мечети и рядом с ней — помещения для садака». И наконец, хяким Марыйского велаята «учитывая пожелания населения, обратился к главе государства с предложением о строительстве в городе Шатлык Огузханского этрапа мечети и рядом с ней — помещения для садака».

Пять раз госинформагентство повторяет одну и ту же формулировку о желании увидеть в регионе новую мечеть, по странному совпадению охватившем жителей сразу всех пяти велаятов. Пять раз Сердар Бердымухамедов дает «добро» на строительство, рассыпаясь в «мудрых выражениях», таких как «строительство мечети и помещения для садака — это благородное дело». Кажется, еще немного, и он вслед за отцом начнет группировать эти выражения в книгах.

Путь к парандже?

Нельзя не отметить также возросшую в последнее время дискриминацию женщин, которую наблюдатели связывают с личными предпочтениями нового президента. Государство стало предъявлять жесткие требования к тому, чтобы гражданки одевались «традиционно», не осветляли волосы, не использовали в уходе за внешностью ботокс, наращивание ресниц и иные подобные ухищрения. В Ашхабаде женщинам, которых уже несколько лет как лишили возможности водить машины, теперь запретили даже в качестве пассажирок ездить на переднем сиденье. В городе ходят упорные слухи, что и замуж в белом платье уже выходить нельзя, только в национальных нарядах. Возмущенные женщины предсказывают, что скоро их заставят надеть паранджу.

Но этого, скорее всего, не случится. Повторимся: то, что в Туркменистане внедряется под видом религии или религиозно окрашенных «народных традиций», в реальности имеет мало отношения к классическому исламу. Властям не нужно, чтобы внешность и поведение женщин соответствовали канонам шариата в понимании той или иной религиозной школы. Им достаточно, чтобы гражданки произвольно были лишены большинства человеческих прав и покорно демонстрировали свою лояльность режиму, со школьных лет появляясь на публике исключительно в зеленых или красных «традиционных» платьях.

Основное отличие современного Туркменистана от Саудовской Аравии — нечестность. Саудовская Аравия официально является монархией, порядок передачи власти по наследству там закреплен в законодательстве. Идеология королевства также совершенно прозрачна: ислам является государственной религией, законодательство основано на шариате. В Туркменистане же власть передают по наследству, права граждан ограничивают иногда жестче, чем в исламе, — однако официально представители правящего режима пытаются притворяться не то современной демократической страной, не то уцелевшим осколком Советского Союза (в том идеализированном виде, в каком его представляла пропаганда).

На днях Комиссия США по международной религиозной свободе опубликовала доклад за 2021 год. В нем Туркменистан, как и в прошлые годы, включен в число стран, «вызывающих особую озабоченность». Саудовская Аравия входит в тот же список — но опять же, имеется нюанс…

Одним из немногих плюсов проживания в действительно религиозной стране является комфорт для последователей именно той религии, что признается государственной. Они могут беспрепятственно следовать нормам, которые считают единственно верными, и не наблюдают вокруг ничего, оскорбляющего их веру. Но в Туркменистане нет и этого. Граждане, «слишком увлекающиеся» исламом, могут быть задержаны силовиками. Их могут заставить сбрить бороду, напоить спиртным, накормить свининой, наконец — приговорить к тюремному сроку за «экстремизм». В Туркменистане допустим только один вид «ислама»: тот, что допускает зачитывание книг «Героя-Аркадага» вместе с Кораном. Но многие ли искренне верующие готовы принять такое?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.