Посткоммунистическая Монголия прошла путь, во многом похожий на судьбу государств СНГ. Частью процесса демократизации и перехода к рыночной экономике в стране Вечного Синего Неба стало появление радикальных молодёжных группировок с монгольской спецификой.

Поклонники Гитлера и Унгерна фон Штернберга

Политическая свобода способствовала росту шовинистических настроений в Монголии. Одним из ярких проявлений национализма стало появление в 2000-х годах движения, очень похожего на скинхедов, однако ставящего своей целью не защиту «жёлтой расы», а конкретно монгольского народа, которому, как считают приверженцы данной субкультуры, угрожает поглощение «понаехавшими» китайцами.
Члены молодёжной группировки «Цагаан Хасс» («Белая свастика») позволяют себе разгуливать по Улан-Батору в фуражках и чёрной кожаной униформе, на рукавах которой вышита белая свастика в красном круге. Они вешают на шею железные кресты, как две капли воды похожие на солдатские награды Третьего рейха. В ходу у монгольских националистов и другая символика НСДАП и СС.
Приветствуя друг друга, участники «Белой свастики» вскидывают руку в направлении солнца и кричат «Хайль Гитлер!» Фюрера монголы ценят за приверженность «идеалу этнической чистоты». Как Гитлер относился к монголам, их не очень интересует.
Группировка также чтит память русских деятелей Белого движения, оставивших след в Монголии. В 2013 году «Цагаан Хасс» попросила у властей разрешения на установку памятника барону Роману Унгерну фон Штернбергу, но получила отказ.
Однако главный кумир монголов-неонацистов – Чингисхан. Возможно, именно наследием кочевой эпохи с ее безусловным «правом сильного» объясняется популярность ультраправой идеологии. С другой стороны, заимствованные на Западе внешние формы связаны с высокой степенью урбанизации и отходом монголов от традиционной культуры.
На словах участники «Цагаан Хасс» настроены миролюбиво, они утверждают, что насилие им чуждо. Однако «монгольские скинхеды» были замечены в столкновениях с китайцами, в которых лидеры группировки видят угрозу независимости Монголии.

За расовую чистоту и охрану природы

Уличной бандой движение «Цагаан Хасс» делают взятые на вооружение методы немецких штурмовиков. Сотни «дружинников» со свастиками патрулируют улицы монгольских городов. Они не упускают случай унизить женщин, вышедших замуж за китайцев. Таких монголок становится всё больше, так как приезжающие в Улан-Батор китайцы богаче, чем местные мужчины. Среди националистов распространено убеждение, что китайское правительство намеренно поощряет проникновение своих граждан в Монголию и межнациональные браки, чтобы впоследствии вернуть страну в состав Китая. «Предательницы нации» подвергаются издевательствам, их ловят и бреют налысо. Также под удар неонацистов регулярно попадают монгольские проститутки, обслуживающие иностранцев, а также геи и лесбиянки, чье существование, по мнению ультраправых, вредит демографической ситуации.
Организационно «Цагаан Хасс» замаскирована под природоохранное движение. Самодеятельным «инспекциям» подвергаются ресурсодобывающие компании с участием иностранного капитала (в экономику Монголии активно инвестирует как раз Китай). Между тем, сами монгольские националисты не могут похвастаться щедрым финансированием – их штаб-квартира, например, находится напротив магазина нижнего белья в одном из торговых центров.
Помимо крупнейшей группировки «Цагаан Хасс» (насчитывающей, по словам лидеров, 3 тысячи сторонников) в Монголии есть и другие ультраправые банды с похожей идеологией и методами пропаганды – «Синяя Монголия» («Хух Монгол»), «Пан-Монголия» («Дайяр Монгол») и «Нация огня» («Гал Ундестен»).
В 2016 году СМИ сообщали о задержании участников группировки «Босоо хех Монгол». Им было предъявлено обвинение в вымогательстве крупной суммы денег у китайского предпринимателя. Отметим, что члены «Босоо хех Монгол» внешне выглядят не столь колоритно, как другие националисты – они всего лишь носят на шее цепь с металлической свастикой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.