Появление в канун референдума интервью «елбасы», довольно необычного по способу подачи и выбору собеседника, стало, по сути, публичным «сливом» со стороны бывшего президента Казахстана своего ближайшего окружения, поскольку во «второй республике» им просто не предусмотрено прежних синекур как в большой политике, так и в большом бизнесе. А для редакции «Ведомостей Казахстана», втянутой в прошлом году в судебную тяжбу с «Jusan Bank», подконтрольным «Назарбаев фонду», этот «слив» стал закономерным результатом выхода нашего СМИ на орбиту больших перемен в жизни страны и начала эры Нового Казахстана.

СЛОВО НЕ ВОРОБЕЙ – НЕ СТОЛЬ ВАЖНО, КАК ОНО ВЫЛЕТЕЛО

Конечно, выглядит странным, что «елбасы», под которым ранее были все казахстанские СМИ, решил дать интервью не особо раскрученному Telegram-каналу одного из отечественных политологов, да еще и по телефону.

Как бы то ни было, судя по сказанному им, «елбасы» решил в первую очередь элементарно «слить» своих родственников, как уже задержанных силовиками, так и тех, кому еще предстоит попасть на тюремные нары.

Напомним, что под стражей уже содержится его племянник Кайрат Сатыбалды с бывшей супругой Гульмирой, а также Кайрат Боранбаев, бывший сват старшей дочери «елбасы» – Дариги.

Кайрат Сатыбалды вернул государству 28,8 % акций «Казахтелекома», принадлежавших формально частным компаниям «Skyline Investment Company S.A.» (Люксембург) и ТОО «Alatau Capital Investment». Экс-супруга племянника подозревается в хищении средств для ремонта объектов Универсиады-2017, а вместе с бывшим супругом и другими подельниками против них выдвинуто обвинение по подозрению в рейдерстве.

А Кайрат Боранбаев после возбуждения уголовного дела и обвинений в хищении вернул в коммунальную собственность алматинские платные парковки путем передачи городским властям 70 %-ной доли в ТОО «Алматы спецтехпаркинг сервис» и 100 %-ной — в ТОО «Alan Parking».

На вопрос о том, что близкие «елбасы» подозреваются в противоправной деятельности, включая рейдерство и незаконное обогащение, он ответил без обиняков: «Если кто-то из моих родственников за моей спиной воспользовался моим именем как прикрытием для нарушения закона, то они должны понести соответствующую ответственность».

В качестве назидания он напомнил о судьбе своего бывшего зятя Рахата Алиева, женатого на старшей дочери Дариге и отца двух внуков «елбасы» – Нурали и погибшего Айсултана, а также внучки Венеры.

Рахат Алиев после открытого конфликта со своим тогдашним тестем был лишен всех рангов, чинов и званий, а Алмалинский районный суд Алматы заочно приговорил его в совокупности к 20 годам лишения свободы. В феврале 2015 года Рахата Алиева обнаружили повешенным в одиночной камере австрийской тюрьмы. По официальной версии это было самоубийство, тогда как неофициально утверждалось, что его убили по заказу из Казахстана.

Конечно, напоминание о трагической судьбе Рахата Алиева вряд ли прибавило оптимизма уже задержанным родственникам «елбасы», надеявшимся до последнего времени на его непробиваемую «крышу», а также другим членам его близкого окружения, периодически мелькающим в отечественных и зарубежных СМИ со своими виллами и особняками за рубежом, сложными сетями оффшорных компаний для контроля над этим имуществом и бизнесом за пределами Казахстана. Но по факту лишение «елбасы» прежнего особого статуса и в самом деле лишает их этой «крыши» со всеми вытекающими последствиями в виде реальных тюремных сроков.

Другой главной причиной появления столь необычного интервью наверняка стал вал критики и журналистских расследований деятельности образовательно-инвестиционного холдинга «елбасы», курируемого «Назарбаев фондом», а теперь еще и зарегистрированной в США некоммерческой организацией «NU Generation Foundation» (NUGF).

В образовательную часть холдинга входят «Назарбаев университет» и «Назарбаев интеллектуальные школы», а в инвестиционно-финансовую, призванную по идее обеспечивать деньгами первую, — структуры группы «Jusan».

Как пояснил Шигео Катсу, возглавляющий одновременно «Назарбаев университет» и Совет директоров «Jusan Bank», основными компонентами этой группы являются NUGF в качестве головной организации, британская «Jusan Technologies», выступающая операционным холдингом группы, а непосредственно в Казахстане действует банковский холдинг «First Heartland Securities» и сам «Jusan Bank».

«Елбасы» напомнил по этому поводу, что «Назарбаев фонд» имеет статус эндаумента, прописанный в соответствующем законе, принятом в 2011 году, наряду с положениями о «Назарбаев университет» и «Назарбаев интеллектуальные школы». Напомнил он и о «Фонде Нурсултана Назарбаева», созданном в 2000 году и занимающимся образовательной, социальной, культурной, международной и благотворительной деятельностью. Он уточнил также, что оба фонда работают как самостоятельные и не связанные друг с другом некоммерческие организации.

Впрочем, более важно, что в интервью «елбасы» всю ответственность за финансовую деятельность своего образовательно-инвестиционного холдинга возложил на экс-председателя КНБ Карима Масимова, находящегося сейчас под арестом.

«Непосредственно вопросами управления финансами «Назарбаев университета», его инвестиционной деятельностью, в том числе и связанной с отдельными финансовыми институтами страны занимался Попечительский совет вуза, — пояснил «елбасы». — Председателем Совета стал Карим Масимов, занимающий на тот момент пост премьер-министра. Таким образом, именно в его компетенцию входила финансовая деятельность и вуза, и связанных с ним структур, в числе которых оказались и отдельные финансовые организации».

Тем самым подтвердилась главная версия, выдвигавшаяся СМИ, — делами группы «Jusan» заправляла команда «масимовцев», расставившая своих людей на все ключевые позиции в ней, включая и «Jusan Bank», председателем правления которого был Айбек Кайып, приходящийся племянником Даулету Ергожину, бывшему зампреду КНБ, также арестованному после трагических январских событий.

«Елбасы» не стал защищать эту команду и возглавлявшего ее Карима Масимова, резюмировав, что в отношении последнего «сейчас ведутся следственные действия, и я думаю, что правоохранительные органы разберутся и по этому направлению его работы».

Он также подчеркнул, что важно выяснить, кто стоял за организацией январских беспорядков, заметив при этом: «Необходимо разобраться, почему соответствующие правоохранительные органы не знали или не хотели знать о готовящихся по всей стране беспорядках». Понятно, что это еще один шар в адрес Карима Масимова – ведь уже доказано, что департаменты КНБ в ряде регионов просто отстранились от защиты конституционного порядка!

Будет ли и впредь «елбасы» возглавлять свой образовательно-инвестиционный холдинг, осталось непонятным, поскольку он деликатно обошел эту тему, а бравший у него интервью политолог не стал задавать такой вопрос.

Сейчас по закону принадлежащее ему имущество неприкосновенно. Но после референдума по вопросу внесения изменений в Конституцию Казахстану, в результате которого, как ожидается, из нее исчезнут положения об особом статусе первого президента, ситуация может радикально измениться и правоохранительные органы получат доступ к финансовым делам структур, входящих в этот холдинг.

НЕ ДО ДИВИДЕНДОВ СЕЙЧАС ГОСУДАРСТВУ – НУЖНО НАВОДИТЬ ПОРЯДОК

Реакция участников рынка на интервью «елбасы» была практически моментальной. В тот же день, 30 мая, на годовом собрании АО «Казахтелеком» акционеры нацкомпании, утвердившие ее годовую финансовую отчетность за прошлый год, не стали принимать решение о порядке распределения чистого дохода.

Как пояснил в Telegram-канале «Qaz Trading» участвовавший в собрании глава Казахстанской Ассоциации миноритарных акционеров (QAMS) Данияр Темирбаев, в бюллетене для голосования предлагалось утвердить дивиденд по итогам прошлого года в размере 3 590,39 тенге на акцию, направив на дивидендные выплаты 43,53 % из общей суммы консолидированного чистого дохода нацкомпании в 90,76 млрд. тенге.

Однако против этого решения было подано 5 570 668 голосов (простых голосующих акций). Как раз таким количеством акций «Казахтелекома» владеет ключевой акционер — ФНБ «Самрук-Казына» (52 % от общего числа).

Кроме госхолдинга, в собрании участвовали еще 5 миноритарных акционеров-членов QAMS и представитель «ЕНПФ».

Акции «Казахтелекома» после такого решения подешевели в тот же день на 2,8 %. Как предположили аналитики, государство не спешит с начислением дивидендов, пока не консолидирует все акции нацкомпании, поступающие ему в процессе «дарения» от их частных владельцев, близких к «елбасы».

По слухам, в этом процессе находится сейчас еще доля некоего высокопоставленного чиновника, находящегося под следствием после январских событий. На таких новостях акции «Казахтелекома» теряли в цене на бирже и дальше, опустившись в первые дни июня ниже планки в 28 000 тенге.

Как пояснили аналитики, помимо невыплаты дивидендов, негативное влияние оказала и неважная отчетность нацкомпании за первый квартал текущего года. Глава «Казахтелекома» Куанышбек Есекеев сразу же напомнил, что его компания брала на себя в начале года значительную социальную нагрузку, предоставив после трагических январских событий скидки по услугам абонентам розничного и корпоративного сегментов, отменив пеню за просроченные платежи в январе. Также были введены безлимитные междугородние звонки на голосовую связь по 1000 минут в связи с отключениями интернета.

Примечательно, что г-на Есекеева досрочно исключили из Совета директоров «Kcell», после чего он возглавил наблюдательный Совет «Мобайл Телеком-Сервис», другой «дочки» «Казахтелекома». Напомним и о том, что он проходил свидетелем по делу Кайрата Сатыбалды, подозреваемого в злоупотреблении должностными полномочиями и хищении средств «Казахтелекома» в особо крупном размере.

Стоит вспомнить также о прошлогодней продаже «Казахтелекомом» 24%-ной доли акций «Kcell», покупателями которой стали «Jusan Bank» (9,08 %) и люксембургская «Pioneer Technologies S.A R.L.» (14,87 %). Сделка эта вызвала возмущение миноритарных акционеров «Казахтелекома», один из которых – Бахт Ниязов – обратился к тогдашнему Генеральному прокурору страны, оценив возможный ущерб государства в 26 млрд. тенге.

Тем временем продолжаются кадровые перемены в составе Совета директоров нацкомпании. Там сменился представитель ФНБ «Самрук-Казына» — кресло Серика Саудабаева занял Гибрат Ауганов. А 4 июля пройдет внеочередное общее собрание акционеров «Казахтелекома» с единственным вопросом повестки дня – о некоторых вопросах Совета директоров.

Акции же «Kcell», как отмечают авторы Telegram-каналов, и вовсе дешевеют в свободном падении. За май они потеряли 29,5 % стоимости, закончив последний месяц весны на отметке в 994 тенге. Для сравнения – 31 мая на Казахстанской фондовой бирже (KASE) они торговались по 2522 тенге. Получается, что за год акции этой компании подешевели более чем в 2,5 раза!

Такой результат, по мнению аналитиков, стал последствием негативного информационного фона вокруг «Kcell», сложившегося как из-за ареста Кайрата Сатыбалды, теперь уже бывшего акционера материнской компании «Казахтелеком», так и по причине поднятого миноритариями шума по поводу манипулирования ценой акций сотового оператора, купленных «Jusan Bank» и «Pioneer Technologies S.A R.L.» по заниженной цене.

Напомним, что покупателям их доля акций досталась в результате продажи на бирже в очень короткий промежуток времени по средневзвешенной цене 1152 тенге за акцию — на 11 % меньше цены закрытия днем ранее. Но к концу того торгового дня акции подорожали до 1300 тенге, а к концу первого квартала текущего года поднялись до 1700 тенге.

Неудивительно, что Совет директоров «Kcell» принял решение назначить с 11 мая председателем правления компании Асхата Узбекова, ранее занимавшего должность главного финансового директора «Казахтелекома», члена правления (его кресло заняла Людмила Атамуратова). Бывший глава сотового оператора Юрий Харламов стал заместителем г-на Узбекова. 19 мая годовое общее собрание акционеров «Kcell» приняло такое же решение, как и материнская компания, — отложить распределение прибыли на дивиденды по итогам 2021 года.

Как справедливо подметили в комментариях пользователи Telegram-каналов по этому поводу, в потоке информационного негатива, который обрушивает акции «джусановской» по сути «Kcell» виноват сам «Jusan Bank», топ-менеджеры которого под покровительством «елбасы» и Карима Масимова реально «попутали берега», как говорят в народе в таких случаях.

Напомнили они и о бывших пиарщиках банка, подтолкнувших его и топ-менеджмент на всевозможные деяния на грани фола, а потом скрывшихся от ответственности после разворота ситуации не в пользу «Jusan Bank».

БЕЗ ГОСПОДДЕРЖКИ ДЕЛА У «ДЖУСАНОВЦЕВ» НЕ КЛЕЯТСЯ

Насколько ослабли позиции «Jusan Bank» после трагических январских событий, повлекших значительное ослабление влияния «елбасы» и команды его подручных «масимовцев», показала ситуация, сложившаяся вокруг «дочек» российских банков в Казахстане.

Группа «Jusan», еще недавно легко выкупившая при массированной поддержке государства системообразующий «Цеснабанк» и меньший по размерам «АТФБанк», оказалась чужой на нынешнем празднике жизни банковского сектора.

В идущем сейчас переделе рынка уверенный тон задают конкуренты «Jusan Bank», тогда как в последнем даже не пытаются хотя бы объявить в целях PR о намерении купить если не одну из российских «дочек», то хотя бы ее часть.

Еще в апреле «Народный банк Казахстана» приобрел почти треть ссудного портфеля дочернего «Сбербанка» на солидную сумму в 330 млрд. тенге ($733 млн.). До начала российского вторжения в Украину «дочка» «Сбербанка» занимала второе на место на рынке по размеру активов, поэтому покупка его целиком оказалась довольно проблематичной для банков с сугубо казахстанскими акционерами.

На этом фоне появились слухи о возможной покупке этой «дочки», играющей довольно важную роль в отечественной экономике, госхолдингом «Байтерек».

Тем временем «Банк ЦентрКредит» приобрел местную «дочку» «Альфа-Банка». Сначала ее переименовали в «Eco Center Bank», а потом решили присоединить последний к материнскому банку.

Весьма оперативно была проведена смена акционеров казахстанской дочки банка «Home Credit». В конце мая стало известно, что 75 % акций этого банка выкупил топ-менеджмент международной инвестиционно-финансовой корпорации PPF во главе с Иржи Шмейцем.

В результате доля прежнего владельца — российского ООО «Хоум Кредит энд Финанс Банк» — опустилась до 25 %, но и она затем будет полностью выкуплена.

Как заявила глава Агентства по регулированию и развитию финансового рынка Мадина Абылкасымова, в поиске новых инвесторов для продажи и смены собственника находится и «ВТБ Банк (Казахстан)».

На местном рынке есть еще «Банк Фридом Финанс Казахстан», формально контролируемый казахстанским АО «Фридом Финанс», конечным собственником которого являются российское ООО «Инвестиционная компания «Фридом Финанс» с долей 90,43 % и американская «Freedom Holding Corp.» (9,57 %).

Их бенефициарный владелец россиянин Тимур Турлов сейчас активно выводит ООО «Инвестиционная компания «Фридом Финанс» за периметр своей группы «Freedom Holding Corp.», продал АО «Фридом Финанс» свои доли в страховой компании «Freedom Finance Insurance» и компании по страхованию жизни «Freedom Finance Life». Кроме того, стало известно, что г-н Турлов намерен получить казахстанское гражданство, дабы окончательно обезопасить свой бизнес от западных санкций.

Руководство же «Jusan Bank», включая внезапно прекратившего свою недавнюю бурную информационную активность председателя его Совета директоров Шигео Катсу, возглавляющего также «Назарбаев университет», даже не пытается использовать нынешнюю ситуацию в целях укрепления имиджа банка. Видимо, его просто подкосила изнурительная информационная война, в которую банк оказался втянутым в результате провальной работы его бывшего председателя правления Айбека Кайыпа, бывшего управляющего директора по PR и других топ-менеджеров.

Ведь одно дело, когда они при поддержке масимовской команды силовиков занимались рейдерством, уничтожали чужие бизнесы, ведя себя по-хищнически в условиях безнаказанности под надежной «крышей». А совсем другое, когда банку с подачи своего бывшего главного пиарщика пришлось вступить в затяжную информационную войну со СМИ, будучи совершенно неправым и неподготовленным.

Ведь ему противостояли, помимо журналистов редакции «Ведомостей Казахстана», большое количество людей, пострадавших от рейдерства банка, готовых защищать свои права, говорить публично о произволе со стороны группы «Jusan» и предоставить значительный объем компрометирующей информации.

Свою лепту внесли и профучастники финансового рынка, в первую очередь инвесторы и миноритарные акционеры, чьи интересы были ущемлены группой «Jusan», и аналитики специализированных Telegram-каналов.

Получилось, что «Jusan Bank», который особо никто и не трогал до событий трагического января, сам инициировал, на свою беду, гигантский информационный скандал теперь уже международного масштаба, вступив в судебную тяжбу с относительно небольшим изданием, коим выступают на отечественном медиа-рынке «Ведомости Казахстана».

С точки зрения основ PR такой шаг «Jusan Bank» стал колоссальнейшей глупостью, ибо в итоге банк поднял до своего уровня наше издание. А ведь известно, что проигрыш маленького участника противостояния вряд ли станет информационным провалом, так как это скорее закономерность. Другое дело, если этот Давид нанесет серьезный ущерб репутации Голиафа или выиграет тяжбу с ним – для последнего такой исход окажется страшным позором и информационной катастрофой.

Тем временем аналитики констатируют сохраняющиеся негативные явления в деятельности «Jusan Bank». К примеру, аналитики Telegram-канала «Risk Takers» в обзоре банковской статистики за апрель текущего года констатировали, что самая высокая доля неработающих кредитов с просрочкой более 90 дней (NPL) приходится на «Jusan Bank» — 11,1 % на начало мая. Более того, «Jusan Bank» умудрился войти вместе с тремя «дочками» российских банков в группу аутсайдеров рынка, показавших ухудшение NPL в текущем году больше чем на 1,5 процентных пункта.

При этом к началу мая «Jusan Bank» лидировал по размеру просроченной задолженности по кредитам, включая просроченное вознаграждение, с 186,7 млрд. тенге. Впрочем, этот негатив смотрится относительно неплохо, если учесть, что в прошлом году на эту дату банк располагал «просрочкой» в 537,2 млрд. тенге.

Свою роль в снижении этого бремени, безусловно, сыграло прошлогоднее поглощение более здорового «АТФБанка» опять-таки за счет массированной поддержки государства. Этим же фактором можно объяснить в значительной степени и увеличение чистой прибыли «Jusan Bank» за год почти в 9 раз до 22,7 млрд. тенге.

Впрочем, этот результат выглядит весьма скромным в сравнении с финансовыми достижениями лидеров рынка по заработанной прибыли – «Народного банка Казахстана» (160 млрд. тенге) и «Kaspi Bank» (97 млрд. тенге).

PR-ОШИБКИ ДО ДОБРА НЕ ДОВОДЯТ

Как видится теперь из инсайдерской информации, доступной «Ведомостям Казахстана», в конечном итоге в сложившейся ситуации как вокруг «Jusan Bank» и группы «Jusan», так и в целом с образовательно-инвестиционным холдингом «елбасы», ответственность несет бывший главный пиарщик банка, втянувший его в якобы маленькую войну с относительно небольшим СМИ, которая должна была закончиться убедительной победой банкиров.

Судя по всему, интересы банка им при этом и не преследовались, иначе по канонам PR-индустрии он просто не стал бы подавать в суд и втягивать «Jusan Bank» в тяжбу, нанимать весьма посредственных адвокатов с высоким ценником, заказывать необоснованно дорогостоящую филологическую экспертизу, «сливать» договора и платежные документы других казахстанских СМИ, представляющие коммерческую тайну и т.д.

Однако, похоже, пользуясь своими должностными полномочиями управляющего директора, на своем уровне он заказал такую экспертизу специалистам, завысив ее стоимость в 10 раз в сравнении с аналогичной по рынку. Возможно, что аналогичная финансовая схема была использована и в его делах с адвокатской конторой, нанятой для судебной тяжбы, поскольку ей был выплачен банком весьма значительный гонорар по сравнению с посредственной работой, проделанной ее юристами.

Возможно, что бывший главный пиарщик «Jusan Bank» заработал и для себя в рамках предполагаемой финансовой схемы (содержание семьи, проживающей в Европе, обходится недешево), хотя по версии редакции если это и было, то не основной целью.

Нельзя исключать версию, что расчет был – надавить на редакцию, опираясь на результаты частной экспертизы и подготовленные адвокатской конторой материалы, чтобы добиться опровержения опубликованных материалов без суда.

А это было бы равносильно признанию вины, после чего появился бы мощный рычаг давления на редакцию – ведь в любой момент потом «Jusan Bank» мог подать в суд, который прошел бы по упрощенному сценарию после фактического признания вины.

В таком случае редакция «Ведомостей Казахстана» и владелец интернет-портала в статусе ИП стали бы вассалами банка, включая вероятно и роль отмывочной конторы для части огромного бюджета «Jusan Bank» на рекламные и маркетинговые услуги.

По данным аудированной годовой отчетности банка за 2020 год эти расходы составили 760 млн. тенге с увеличением по сравнению с 2019 годом почти в полтора раза.

Мы предполагаем, что при таком бюджете мог возникнуть соблазн организовать схему, при которой через ИП отмывалось бы порядка 50-60 млн. тенге в год с последующей передачей наличных тому же главному пиарщику банка. В этом случае своему непосредственному руководству он докладывал бы, что добился опровержения от «Ведомостей Казахстана» и теперь это СМИ размещает только позитивные материалы о банке по договору на огромную сумму.

Конечно, описанная схема – всего лишь журналистская версия истинных причин, по которым «Jusan Bank» оказался втянутым в бессмысленную тяжбу с «Ведомостями Казахстана». Но фактом остается то, что в итоге банк стал вместе со всей группой «Jusan» и образовательно-инвестиционным холдингом «елбасы» мишенью для масштабных журналистских расследований, а теперь и правоохранительных органов, расследующих деяния Карима Масимова и его подручных.

Многие вещи, ранее непонятные, становятся теперь на свои места – ведь поначалу не было ясно, кто и как, в чьих интересах двигал все. После начала противостояния между «Ведомостями Казахстана» и «Jusan Bank» другие СМИ большей частью лишь наблюдали за происходящим, но после трагических январских событий активно подключились к расследованию деятельности группы «Jusan» и холдинга «елбасы».

В такой ситуации, когда со всех сторон СМИ «мочат» банк, он просто бессилен воевать со всеми журналистами и подавать на них в суд скопом.

Что касается бывшего главного пиарщика «Jusan Bank», то, как только вызванная в конечном итоге его действиями критическая масса негативных публикаций пошла, как лавина, на банк, он просто самоустранился и спрятался в свою раковину. Такая ответная реакция обычна для «горе-стратегов» PR-индустрии – вроде бы все нормально, ничего не происходит особенного, и ситуация сама собой рассосется. В итоге его просто вышвырнули из банка – ведь не втяни он своего работодателя в столь шумный скандал, глядишь, и удалось бы всей группе «Jusan», образовательно-инвестиционному холдингу «елбасы» потихоньку проскочить через пертурбации, последовавшие в стране после трагического января.

Стоит напомнить в этой связи и о том, что еще с 2019 года «Ведомости Казахстана» начали освещать судебные тяжбы «Jusan Bank» с его заемщиками, доставшимися по наследству от «Цеснабанка», — это были немногочисленные рядовые публикации о ситуации с компанией «Алтын Соре», которые не делали особой погоды в информационном поле и уж тем более никак не помешали банку «отжать» бизнес и собственность ныне разоренной компании «Алтын Соре».

До трагических событий января текущего года эти публикации вообще не задавали критическую повестку дня в отношении банка и не повлекли журналистских расследований других СМИ в отношении как «Jusan Bank», так и образовательно-инвестиционного холдинга «елбасы».

Теперь же все выглядит так, что попытка бывшего главного пиарщика банка организовать маленькую победоносную войну с «Ведомостями Казахстана» обернулась огромными проблемами и для «Jusan Bank», и для его конечного владельца – «Назарбаев фонда», и для обслуживавших интересы «елбасы» — масимовцев.

Ведь сами того не желая, наша редакция превратилась в мощный центр силы, саккумулировала огромное количество материалов по Jusan Bank и его конкретным персоналиям, обросла связями, источниками и инсайдами. А самое главное – готовностью пойти гораздо дальше, чем это могут себе позволить люди Карима Масимова, наподобие Айбека Кайыпа и Ербола Орынбаева.

После прошедшего в воскресенье референдума в Казахстане, нам теперь остается лишь наблюдать за поведением «Jusan Bank», группы «Jusan» и образовательно-инвестиционного холдинга «елбасы» в Новом Казахстане, внося по-прежнему свой посильный вклад в разоблачение деяний «масимовцев».

Надеемся в этом деле и на всемерную поддержку государства, и на его защиту от произвола все еще остающихся на плаву членов «масимовской» команды, которых по-прежнему немало и в банке, и в упомянутом холдинге.

Напомним в этой связи, что в мартовском послании народу Казахстана глава государства особое подчеркнул: «Государство особое внимание уделит созданию открытого информационного пространства, востребованных и сильных медиа».

Жанибек КУМЫРЗАК, специально для «Ведомостей Казахстана»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.