Все известные оппозиционные организации, запрещенные в Таджикистане, опровергли какое-либо сотрудничество с задержанным блогером и журналистом Далери Имомали.

Между тем, 18 июня решением суда столичного района Шохмансур журналист заключен под предварительный арест по подозрению в «участии в деятельности запрещенных политических партий и объединений» (статья 307, прим 3, часть 2 Уголовного кодекса РТ).

При этом власти не уточнили, о какой именно организации идет речь. В Таджикистане запрещены около 20 политических и религиозных групп, в том числе Партия исламского возрождения, Национальный альянс, «Группа 24» и др.

Бободжон Каюмов, пресс-секретарь запрещенной в стране Партии исламского возрождения, заявил в субботу в беседе с Радио Озоди: «Далер не имел прямых или косвенных связей с ПИВТ. Но гражданская позиция Далери Имомали такая же, как и у движений за свободу. Он добивался справедливости, как и другие организации».

Мухаммадсобир Абдукаххор, глава политического движения «Группы 24» в странах СНГ, также сказал, что Далери Имомали никогда не был их членом и не имел с ними никакого сотрудничества.

«Он не раз заявлял, что не сотрудничает с запрещенными партиями. Он не имел никакого отношения к «Группе 24″. Это клевета с целью очернить и запугать. Они сами дистанцировались от нас», — добавил он.

По официальным данным, за первые три месяца этого года сотрудники милиции Душанбе задержали 14 человек по подозрению в членстве в запрещенных группах, включая «Группу 24» и Партию исламского возрождения. В начале этого года Шохида Мамаджонова, мать блогера Шерзода Мамаджонова, была арестована по обвинению в поддержке «Группы 24» и приговорена к шести годам лишения свободы.

Решение сверху

Между тем помещение под стражу Далери Имомали стало неожиданностью для экспертного сообщества. Некоторые из обозревателей говорят, что они надеялись, что власти освободят Далери Имомали и Абдулло Гурбати.

Таджикский эксперт Абдумалик Кадыров сказал: «Я действительно никак и не предполагал, что власти таким образом отреагируют на дело Далера и Абдулло. Похоже, наверху решили «полностью очистить Таджикистан от людей с собственным мнением», и арест Далера — это только начало. Если это просто «показательный суд для окружающих», это больно и грустно, но если это начало «широкой кампании», то последствия такой «кампании» опасны для будущего страны».

По его словам, события последнего года показывают, что Таджикистан в своем развитии оказался отброшенным на 85 лет назад. «Факты преследования инакомыслящих и всех, кто критикует власть, увеличились по сравнению с предыдущими годами. Самое важное, что власти больше ничего больше не боятся, проводя политику преследований и наказаний, и такое впечатление, что «тормоза» у репрессивной машины отказали», — отметил он.

«Не получится всех запугать»

До настоящего времени местные медиа-организации пока никак не отреагировали на задержание и арест Далери Имомали и Абдулло Гурбати, в том числе хранит молчание и Союз журналистов Таджикистана, членом которого является Далери Имомали.

Некоторые журналисты считают, что с арестом Далери Имомали власти не смогут запугать других.

По словам Зафари Суфи, учредителя информационного агентства и газеты «Озодагон», проживающего в Европе, «мир не ограничен только Таджикистаном, он гораздо шире. И ни таджикское правительство, ни какое-либо другое правительство не могут этому помешать. Сейчас свое мнение о происходящем высказали не менее трех-четырех тысяч человек. И среди них будут десять других Далеров, которые будут ещё радикальнее и резче. Невозможно всех остановить и всех запугать».

«Адвокат может…»

Однако больше всего беспокоит тот факт, что в последние годы власти выдвигают обвинения журналистам, родственникам оппозиционных деятелей и инакомыслящим в сотрудничестве с запрещенными организациями (статья 307, прим 3, часть 2 УК РТ) и присваивают делам гриф секретности.

Таджикский юрист Джамшед Ёров считает, что возбуждение дела против Далери Имомали по статье 307 является поводом для его ареста. «Засекречивать дело незаконно. Его адвокат может добиться освобождения своего подзащитного из-под предварительного ареста под залог. Почему он не пытается сделать этого? У него есть три дня на обжалование решения суда о предварительном аресте, потому что для этого не было никаких оснований. В целом общение с членами запрещенной партии не является преступлением. Это не значит, что он сотрудничал с ними. Сотрудничество заключается в продвижении их деятельности», — пояснил он.

По словам Джамшеда Ёрова, теперь адвокат и медиа-сообщество страны должны попытаться содействовать тому, чтобы вызволить Далера из предварительного заключения.

«Последняя черта»

«Злоупотребление этой статьей в случае Далера было бы серьезным ударом по международной репутации Таджикистана. Особенно в то время, когда страна остро нуждается в иностранных инвестициях и внешней помощи в связи с углубляющимся мировым кризисом. Те, кто сегодня хочет таким образом «наказать критиков» и выслужиться перед вышестоящим начальством, оказывают тем самым медвежью услугу», — говорит Абдумалик Кадыров.

Зафари Суфи считает, что засекречивание дел — признак того, что у них нет улик против Далера, но они при этом могут сделать все, что захотят. Отправили за решетку даже 72-летнего журналиста. Думаю, это знак того, что госорганы Таджикистана преступили последнюю черту».

  • За последний месяц в Таджикистане были арестованы или «увезены в неизвестном направлении» как минимум пять журналистов и блогеров.
  • «Фонд Бузургмехра», организация, зарегистрированная в Европе, в письме в адрес ОБСЕ от 17 июня упомянула имена Абдулло Гурбати, Далери Имомали, Мамадсултона Мавлоназарова (Мухаммад Султон) и Хушруза Джумаева (Хушом Гулом).
  • Ульфатхоним Мамадшоева, активистка гражданского общества Бадахшана, арестованная в Душанбе 17 мая, также является журналистом.
  • За это время в столице было совершено нападение на четырех корреспондентов и операторов Радио Озоди и телеканала «Настоящее время», у них были изъяты телефоны и видеоаппаратура.
  • Международные организации регулярно критикуют правительство Таджикистана за подавление независимых журналистов и СМИ и ограничение доступа к новостным сайтам, но власти не воспринимают подобную критику.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.