Родственники жертв недавних событий в Горно-Бадахшанской автономной области в глубоком трауре, пишет Озоди.

Акбаршо Муборакшоев, житель села Дехрушон Рушанского района, повесил у себя дома фотографию своего брата и со слезами на глазах вспоминает о нем. Его брат, 57-летний Неккадам Муборакшоев, был убит 18 мая в ходе операции правительственных сил.

После жесткого подавления протестов 16 мая в Хороге правительство направило в административный центр ГБАО дополнительные силы, но 17 мая группа жителей Рушана преградила им путь. Единственная дорога, соединяющая Бадахшан со столицей, проходит вдоль берега реки Пяндж. Вышедшие жители Рушана заявили, что не хотят кровопролития в Хороге. На следующий день власти объявили, что «вооруженные преступные группы» убили офицера и ранили 13 человек в центре Рушана. Это стало основанием для проведения антитеррористической операции в регионе.

По данным Межведомственного штаба по обеспечению безопасности и общественного порядка в ГБАО, во время и после этих событий в Хороге и Рушане «16 человек были убиты и более 200 задержаны». Независимые источники сообщают, что более 30 человек были убиты и около 300 задержаны и подвергнуты пыткам.

«Трупы невозможно было опознать»

Многие родственники убитых утверждают, что «те не были ни в чем виновны». Власти заявляют, что они «нейтрализовали» тех, кто «имел оружие и открыл огонь по военной колонне».

Акбаршо Муборакшоев говорит, что утром 18 мая его брат пошел в банк, чтобы получить денежный перевод из России от дочери. «Его тело доставили с того места. Его невозможно было опознать. Все тело было обгоревшим. Они обращались с ним как каннибалы», — сказал он.

Муборакшоев уверен, что у его брата не было оружия и он «даже нож не носил с собой». «Брат вернулся из России четыре месяца назад и занялся стройкой дома рядом с моим домом. Его трое детей находятся на заработках в России и отправляли ему деньги», — сказал он. Сейчас его новый дом пуст, и, по словам Акбаршо Муборакшоева, этот дом стал местом, где теперь он сам сидит и плачет в одиночестве.

Некоторые родственники погибших в Рушане до сих пор находятся в состоянии шока. Они воздерживаются от общения с журналистами о тех событиях и о смерти своих близких. И хотя они и возмущены произошедшим, но не намерены обращаться в суд или прокуратуру. Несколько человек сообщили в беседе с Радио Озоди, что жаловаться куда-либо «бессмысленно» и, наоборот, тем самым они «создадут себе проблемы».

Шоди Зеваршоев, еще один житель Дехрушона, потерял в тех событиях своего 22-летнего сына. Его сын, Тоджиддин Хусайниев, был убит 18 мая в Рушане, но он до сих пор не знает, при каких обстоятельствах это произошло. «Зачем жаловаться? Что ты докажешь? Откуда мне знать, что там произошло. Значит, судьба такая у моего сына», — сказал он.

«Другого выхода не было»?

Со дня событий в Рушане прошло уже больше месяца. Многие местные жители осуждают правительство за проведение операции и гибель мирных людей. Впрочем, среди них есть и те, кто придерживается иного мнения, считая, что «у правительства не было выбора».

Искандар Айдаров, учитель на пенсии из села Пастхуф Рушанского района, был свидетелем переговоров властей с протестующими. Мы встретили его на обочине дороги Рушан-Хорог, где он работал на своем картофельном поле. По его словам, 17 мая он отправился в районный центр, чтобы купить удобрение, и там к его приезду уже собрались десятки людей.

«Они заблокировали дорогу международного значения, никого не слушали. Ни председателя, ни его зама. Они никого не слушали. Если бы они не перекрыли бы дорогу, не произошло бы ничего этого. Председатель района вышел к ним, вышли ветераны, но они никого не слушали. Стояли на своем, мол, не разблокируем дорогу», — сказал он.

Наш собеседник убежден, что теперь в Бадахшан вернулся «мир и порядок». Пастхуф – одно из сел Рушана, где, по словам Искандара Айдарова, никто из жителей не участвовал в акциях протеста, и никто не был задержан.

В селениях, в которых жители были арестованы или убиты, многие не согласны с мнением Айдарова. 45-летний житель села Вамар в центре Рушана, не пожелавший назвать свое имя, в беседе с Радио Озоди сказал, что эти события показали, что правительство не ведет переговоры со своим народом и не прислушивается к нему.

«Люди очень подавлены. Посредством мирной акции они хотели, чтобы военные не прошли в Хорог и не проливали кровь. Все разочарованы в правительстве», — сказал он. В свою очередь Искандар Айдаров говорит, что это мнение тех жителей, в чьих селах были убитые, но не все жители Рушана придерживаются такого же мнения.

Что произошло 17 мая?

Радио Озоди пообщалось с молодым человеком, который 17 мая принимал участие в блокировке дороги Рушан-Хорог, но на следующий день ему пришлось остаться дома, так как заболела супруга. Он сообщил на условиях анонимности, что «вечером 16 мая жители сообщили о движении военной колонны со стороны Дарвазского района».

Эта военная колонна двигалась в сторону Хорога. 16 мая акция протеста группы жителей Хорога завершилась кровопролитием, был убит житель Хорога Замир Назришоев. Власти заявили, что «он бросил гранату в сотрудников милиции, в результате чего были ранены трое силовиков, а сам Назришоев был убит во время отражения его вооруженного нападения».

Несогласные с политикой центральных властей жители потребовали 14 мая отставки председателя ГБАО и мэра Хорога, справедливого расследования ноябрьских событий 2021 года и освобождения задержанных, заявив, что они снова выйдут на протест, если власти их проигнорируют. Протестующие дали властям время на рассмотрение своих требований до 16:00 16 мая. После того, как власти Горно-Бадахшанской автономной области отказались рассмотреть вопрос об отставке главы региона и мэра Хорога, называя требования митингующих незаконными, 17 мая большая группа местной молодежи направилась в сторону областной администрации. У местечка Чинак их встретили сотрудники правоохранительных органов Таджикистана, которые применили резиновые пули и слезоточивый газ и тем самым разогнали участников акции.

«Ночью мы позвонили всем, кого знали. Мы хотели собрать людей у моста Вамара, чтобы заблокировать дорогу для военной техники и предотвратить кровопролитие в Хороге. Мы приехали к месту в 7 утра, и действительно сюда же пришли председатель района и ветераны, поговорили. Наши сподвижники попросили гарантий того, что операции в Хороге не будет, после чего обещали разойтись, но такой гарантии никто не дал», — рассказал житель села Вамар на анонимных условиях.

Наш собеседник, который был с протестующими до полудня 17 мая, сказал, что ни у кого из жителей не было оружия, за исключением «нескольких палок у двух-трех молодых людей».

Правительство объявило, что 17 мая вооруженная группа напала на колонну военных.

Торговец на центральном рынке Хорога
Торговец на центральном рынке Хорога

А было ли оружие?

Один из жителей села Вамар, работающий в одном из магазинов у главной дороги и не пожелавший назвать свое имя, согласился сделать аудиозапись беседы: «Я был свидетелем схода жителей. Я видел охотничье ружье в руках двух молодых людей, которые вошли в наше здание, но я попросил их удалиться и оставить оружие. Не знаю, было ли заряжено ружье или нет. Но другого оружия я ни у кого не видел. Мы удивлены тому арсеналу изъятого оружия, который показывают по телевидению, откуда он мог взяться?».

После тех кровавых событий жизнь в Вамаре вроде бы вернулась в нормальное русло, хотя жители теперь живут с опаской. В центре Вамара мы встретили молодого человека, вернувшегося из России за два дня до событий. По его словам, его земляки – трудовые мигранты собрали деньги для десятков детей-инвалидов Рушана, и он должен был распределить между ними эти деньги.

«Сейчас я боюсь раздавать деньги. Опасаюсь, что меня арестуют за ввоз денег из-за границы. Приходили, обыскивали наш дом. Спрашивали, откуда я вернулся. Моих друзей, не участвовавших в протестах, но находившихся в тот день в Вамаре, оштрафовали «за нарушение общественного порядка». Около 20 других знакомых арестованы, пятеро наших односельчан убиты», — сказал он.

«Наш город остался без мужчин»

После рушанских событий военная колонна двинулась в сторону Хорога. Жители рассказывают, что в те дни в городе было очень много военных. 22 мая при загадочных обстоятельствах был убит один из неформальных лидеров Хорога Мамадбокир Мамадбокиров. Следом были задержаны несколько членов «Комиссии 44», в которую входят представители гражданского общества, созданной для расследования ноябрьских событий 2021 года.

Были арестованы полковник в отставке Толиб Аёмбеков, Ниёзшо Гулобов, Мунаввар Шанбиева, «нейтрализованы» Зоир Раджабов, Хурсанд Мазоров и еще более десятка влиятельных деятелей региона были задержаны или убиты.

Гуланор, жительница Рошткалинского района, с которой мы встретились в Хороге, сказала: «Наш город остался без мужчин». Когда мы захотели ее сфотографировать, она не разрешила сделать это, сказав: «Отныне людей здесь фотографируют только для того, чтобы найти».

Въезд в Хорог
Въезд в Хорог

Сайфиддин, 38-летний житель Шугнанского района, у которого, с его слов, отец многие годы работает в хукумате Хорога, придерживается другого мнения. Он сказал, что его отец всегда критиковал эти группы и обвинял их в том, что регион не развивается. «Я уверен, что теперь ситуация улучшится и правительство сможет беспрепятственно реализовывать свои экономические программы в Бадахшане», — сказал собеседник.

15-16 июня колонна с военнослужащими покинула регион. На постах ГАИ военнослужащих уже не было, в Хороге и Рушане силовиков также практически не видно, что, по словам местных жителей, «является редкостью».

Однако, несмотря на это, некоторые жители заявили, что вызовы на допросы и задержания продолжаются. Жизнь в ГБАО понемногу входит в привычное русло, но боль в сердцах людей еще не зажила.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.